№ 106 от 16 июня 2011 г.

«Висеть мечом над головой бюрократии»

«Если ты делаешь дело, — говорит депутат Черниговского горсовета коммунист Иван Клановец, — люди везде тебя найдут. Я раньше работал на заводе, а когда возглавил отдел миграционной службы в Черниговской области, так новый телефон узнали буквально через день». Мы специально договорились с Иваном Васильевичем встретиться в 8 часов утра, чтобы его не отвлекали текущие дела, но в 8.15 в кабинет уже постучали...

«Страна такая, что только упорством можно брать»

— Иван Васильевич, я с улицы Толстого, 55, по поводу узаконивания моей кухни...

Клановец сразу узнал вошедшую женщину и представил ее мне: пенсионерка Валентина Макаровна Алпатьева, всю жизнь работавшая строителем. Десять лет назад купила квартиру в одноэтажном доме — в Чернигове много таких небольших коммунальных домов, — пристроила санузел и кухню, и вот уже почти год ходит по инстанциям, чтобы официально оформить эту пристройку.

— Мне дали договор на аренду придомовой земли, — сообщает Валентина Макаровна о новом этапе своих хождений. — За каждый квадратный метр с меня будут брать 6 гривен за аренду! А записали 109 квадратных метров!

— Не 6 гривен, а 6 копеек, — успокаивает Иван Васильевич, рассмотрев документ. — Вот, сами читайте — 0,06 гривны. Получится в год 6 гривен с копейками.

У Валентины Макаровны от такого облегчения даже слезы на глаза навернулись.

А я подумала: неужели чиновник, давший ей этот договор, не мог растолковать пожилой, запутавшейся в бюрократической паутине женщине то, что сейчас объяснил Клановец?! Валентина Макаровна приходит к депутату не впервые. Иван Васильевич содействует ей в преодолении всех чиновничьих препон, помогая и добрым словом, и делом.

— Процесс движется, Валентина Макаровна, — ободряет он ее, — но страна у нас такая, что только упорством можно брать.

«Стоит всего-то повернуться к человеку лицом»


Валентина Макаровна рассказывает еще об одной проблеме. В их дом, известный в Чернигове своим архитектурным оформлением и названный “домом с куклами”, осенью прошлого года въехала машина и повредила фасадную стену ее квартиры. В жэке Алпатьевой выдали мешок цемента, она на тачке привезла его, сама починила стену и разбитое окно. А потом ей же пришло официальное письмо, что фасад отремонтирован усилиями жэка №3 и районного жилищного управления.

— Но отбойник-то на дороге сама поставить не могу, и вот с сентября прошлого года обиваю пороги ГАИ, городского управления жилищного хозяйства и районного... Но получаю отписки: мол, поставим тротуарный бордюр высотой 15 сантиметров. А это всего на один сантиметр выше, чем нынешний. Чем этот сантиметр нас защитит? — возмущается пенсионерка.

— Более всего людей возмущает бюрократическое отношение чиновников в разрешении элементарных бытовых вопросов, которые городские структуры просто обязаны решать, — говорит депутат. — Но они под любыми предлогами отказывают или затягивают дело, когда с проблемой можно справиться довольно быстро. Стоит-то всего повернуться к человеку лицом и помочь.

«Меня отговорками не проймешь»

ДЕПУТАТСКАЯ работа заместителя председателя постоянной комиссии горсовета по жилищно-коммунальному хозяйству, транспорту и связи Ивана Клановца складывается вроде бы из негромких дел. Сам он делит их на три категории. Первая — оказание материальной помощи нуждающимся, например, онкобольным, чернобыльцам. Вторая — помощь горожанам в решении коммунальных вопросов, в том числе и при получении каких-либо документов.

— Я сам был начальником ведомственного жэка, знаю все изнутри, — рассказывает Иван Васильевич. — Вот в доме по улице Чернышевского, 25-а из-за сломанных водостоков вода промочила стену, в квартирах все отсырело. Я начальнику жэка сразу сказал: мол, понимаю, что вышки у тебя нет, но дом двухэтажный, на крышу можно с помощью лестницы добраться. Металл у тебя есть, так что давай делай. Все равно долго раскачивались — месяцев пять. Если бы я для бюрократов был мечом, который над головой висит, то есть начальником, что может с работы снять... А я просто депутат, для меня только двери разные должны быть открыты, не более того. Так что мой “меч” — настырность: “Так ты сделал или не сделал? Мне что, шум на весь город поднять?” Шума боятся, начинают трудиться.

...Третья категория его дел — помощь юридическим лицам. Скажем, выбил детскому саду 12 тысяч гривен на сантехнику, чтобы смогли открыть дополнительную группу. Как известно, мест в детсадах не хватает, помещения ведь были розданы разным структурам.

— А теперь дошло до раздачи школ, — говорит Клановец. — Год назад отдали одну из центральных школ, где было порядка 300 учащихся, Черниговскому окружному административному суду. Наша фракция коммунистов выступала категорически против, но горсовет проголосовал “за”. Вы только вдумайтесь в символичность этого: суды — за счет школ. Или власти думают, что народ вымрет, как нам прогнозируют, и школы будут не нужны? На одном семинаре по миграционным процессам международные спецы нас учили: чтобы Украина не умирала, надо каждый год принимать по 300 тысяч мигрантов из африканских и азиатских стран. Ишь как — уже посчитали в Европе за нас!

...”Иди к Клановцу, если уж он не поможет, то никто не сможет”, — говорят в Чернигове. К Ивану Василь­евичу обращаются голосовавшие даже за другие политические силы, потому что у своих помощи не находят. А он по-настоящему болеет за людей, и в этом его сила.

Чернигов — Киев.