№ 104 от 11 июня 2011 г.

Результаты напряженного искоренения

памфлетон

Давно известно, что случайность — лишь разновидность закономерности. Поэтому абсолютно закономерно, что я случайно наткнулся на одном сайте на два сообщения. В одном говорится, что Виктор Янукович, президент наш, подписал антикоррупционный закон. Причем новость эту “освежили” бессмертным комментарием самого Януковича в его неповторимом стиле: “Последние 15 месяцев мы напряженно работали над искоренением этого позорного явления. Результатом этой работы стало в конце концов принятие антикоррупционного законодательства, в частности закона Украины о принципах предотвращения и противодействия коррупции. Я эти законы подписал вчера”. Как там сказано в Евангелии: “Ибо не ведают, что творят...” В нашем случае: “Ибо не ведают, что говорят...”

Посмотрите, что у Януковича в конечном итоге получилось: мы напряженно работали над искоренением коррупции, результатом стал закон о принципах противодействия. А второе сообщение просто-таки ложится на “напряженное искоренение”. “Общественность и объединения предпринимателей Черниговщины обратились к новоназначенному министру здравоохранения Украины Александру Анищенко с требованием служебной проверки деятельности и увольнения местного руководителя санэпидстации Николая Донца. В обращении, в частности, указывается, что действующий руководитель Черниговской СЭС через различные коррупционные схемы превратил разрешительную и надзорную систему СЭС в личную кормушку. По словам заявителей, упомянутому чиновнику принадлежит огромная часть недвижимости по всей Украине, гостиничный бизнес в Крыму, аптекарский бизнес и т.д. В случае бездеятельности профильного министерства подписанты будут обращаться в центральные силовые органы и в СМИ, указано в обращении”.

Вот ведь загадка нашего антикоррупционного напряга — почему сразу не обратиться в силовые органы?! Постараюсь с ходу эту загадку разгадать. Потому что этот черниговский санэпидемический шейх, обирая предпринимателей, наверняка кормит те самые силовые органы, которые его должны теоретически пресекать. Громкие слова президента Януковича о начале похода на Змея-Горыныча Коррупционного вызывают здоровый смех. Как писал недавно один из наиболее проницательных, на мой взгляд, политологов Ростислав Ищенко, “политики имеют возможность воровать сколь угодно много (и даже спокойно выводить украденное из страны) без оглядки на народ. Партии же им нужны для более эффективного раздела сфер влияния с чужаками и для сглаживания противоречий между своими. Поэтому особо ценятся те партии, которые умеют не выносить сор из избы". Тут просто напрашивается кусочек той теоретической части, которая политологу известна, а простому читателю вряд ли.

Итак, нам “повезло” жить в описанный во всех подробностях Марксом период первоначального накопления капитала. Теоретические выкладки Маркса мы испытали на собственной шкуре и увидели собственными глазами. Отличительные особенности этого периода: особая жестокость, аморальность, сращивание власти с криминалитетом. Система состоялась, возврата к исходной точке не хочет, следовательно, перераспределение и разворовывание переместилось внутрь системы, то есть во власть. Коррупция стала рынком, не более того. Олег Бабанин (центр “Правова держава”) опубликовал на сайте “Фраза” 12 марта сего года любопытнейшую статью, в которой впервые в Украине попытался оценить объем коррупционного рынка в Украине, отталкиваясь от объема подобного рынка в России. В РФ, по подсчетам Transparency International, объем коррупционного рынка составляет около 300 миллиардов долларов в год (2009 год). А по данным Российского фонда “Информатика для демократии”, 462 миллиарда (за 2010 год). Бабанин сделал подсчеты по системе этих двух уважаемых организаций для Украины. И получил “37 миллиардов долларов. Это только деловая коррупция. Говоря проще — взятки чиновникам”. Но Бабанин пошел дальше своих коллег и подсчитал эффективность борьбы с коррупцией в Украине. И получил цифру в 0,024 процента. И вот ведь совпадение (или закономерность): эти две сотые процента приходятся как раз на “15 месяцев напряженной работы над искоренением этого позорного явления”. Такими темпами через пару миллионов лет мы коррупцию искореним всенепременно.