№ 104 от 11 июня 2011 г.

И страну встречают по одежке

Завтра — День работников легкой промышленности

Тяжелый легпром

А вскоре и 20-летие независимой Украины. Для легпрома эти два десятилетия были трагичными — если что-то и выжило, то отнюдь не заботами «независимых» экономических вождей.

Героическая отрасль

«НЕВЕРОЯТНО производительная отрасль экономики Украины”, — так сказано о легпроме в интернетовской Википедии, заменившей нынешнему поколению все энциклопедические издания.

Для многих такая оценка, может, и удивительна, но старшее поколение помнит, как на всю огромную советскую страну звучали имена ткачих Дарницкого шелкового комбината — Любови Кон­дратьевой, Прасковьи Волковинской, их наставницы Аллы Золотовой. В 1976 году они перешли на расширенную зону обслуживания — 104 станка вместо 40 по норме. Это стало наивысшим достижением в текстильной промышленности СССР. Кондратьевой было присвоено звание Героя Социалистического Труда, Волковинская и Золотова награждены орденами Ленина.

Легенды слагали и о молодой вязальщице восьмидесятых Вере Моцной с трикотажной фабрики имени Розы Люксембург, которой сам Брежнев на съезде КПСС вручил цветы. Вязальщицы обслуживали три машины, но Вера освоила работу сначала на шести, а потом на восьми машинах, и за одну пятилетку выдала 16 годовых планов.

Можно долго листать славные советские страницы, да только нет уже многих предприятий, в том числе и ДШК. По легкой промышленности словно хан Батый прошелся...

Два года до одной юбки
–ЗА ПОСЛЕДНИЕ два десятилетия мы потеряли около 650 тысяч рабочих мест, а это две трети того, что было даже в перестройку, — говорит Валентина Изовит, президент Украинской ассоциации предприятий легкой промышленности. — А если добавить, что мы задействовали сырье агропромышленного и химического комплекса — шерсть, кожи, огромное количество льна, искусственных волокон, то понятно, сколько населения было занято работой и получало зарплату благодаря легкой промышленности. И отчисления в бюджет шли огромные.

В начале независимости доля легпрома в общем объеме промышленного производства Украины составляла около 11 процентов, сейчас — не дотягивает и до двух. В начале девяностых швейники выпускали пять изделий в год в пересчете на одного украинца, что не так уж и много, но сейчас — 0,5 изделия! Ныне два года приходится ждать одной юбки. Производство обуви с 1990 года упало в 9,8 раза, ткани — в 13,9 раза. Все правительства, а их за два независимых от здравого смысла десятилетия сменилось немало, ничего не сделали толкового, чтобы поднять легпром, который, ко всему прочему, обеспечивает работой самое уязвимое на рынке труда “сословие” — женщин.

Наша брендовость

«ШВЕЙНОЙ машинкой Европы» называют наш легпром. Ведь от 70 до 90 процентов продукции делается по заказам иностранных фирм. Львиная доля (40 процентов) швейных изделий поставляется в Германию, четверть трикотажной продукции закупает Дания, еще четверть приходится на Литву и Венгрию, 32 процента сделанной в Украине обуви идет — куда б вы думали? — в Италию!

Под известными марками Hugo Boss и Marks and Spencer в Европе да и в Америке продаются костюмы и пальто киевской фабрики “Дана” и херсонской “Юности”. Классное нижнее белье от Triumph тоже делается в Украине.

Но ныне и “давальческой схеме” приходит конец. По словам президента Всеукраинского объединения работодателей легкой промышленности Александра Соколовского, многие иностранные фирмы стали размещать заказы в Китае, Вьетнаме, Бангладеш. Ведь за пошив, например, одного пальто в Украине они платят до 13 евро, а в Азии — 3-4 евро.

Власть слышит только олигархов
МНОГО говорилось и говорится о том, что дешевый импорт убивает отечественный легпром. Один только секрет этой дешевизны: искусственный мех из Кореи и Китая продавался у нас на 80 процентов дешевле, чем у себя дома! Разве могли выдержать такое массированное демпинговое давление наши предприятия, производящие аналогичное длинноворсовое полотно?

По оценкам экспертов, емкость внутреннего украинского рынка по товарам легкой промышленности составляет около 50 миллиардов гривен в год. Вот народные, покупательские инвестиции для отрасли. Но они идут импортерам, ведь завозной ширпотреб составляет более 80 процентов продаваемой в стране одежды и обуви.

Дискриминационной политики по отношению к легпрому хватает и в своем Отечестве. Скажем, льготные пенсии. Во всех других отраслях промышленности их платят или полностью, или хотя бы на 50 процентов за счет государственного бюджета. Текстильные предприятия обязаны сами рассчитываться по льготным пенсиям, и это одна из причин низкой зарплаты в отрасли. В легпроме, как заметил руководитель одного из известных текстильных предприятий, нет олигархов, поэтому трудно достучаться до власти.

...Если человека встречают по одежке, то страну, получается, по легпрому. Отрасль сумела выжить без государственной поддержки — значит есть в ней сила. И мы поздравляем 250 тысяч тружеников тяжелого украинского легпрома с профессиональным праздником.