№ 103 от 10 июня 2011 г.

«У вас всюду «два в одном мешке»…

Странная, непостижимая для европейского ума, страна Украина. Встретившись недавно с представителем одной из зарубежных компаний, изучавшим работу нашей угольной отрасли, я в очередной раз убедился в этом. Опытный специалист, крепкий инженер, мой собеседник никак не мог понять, почему Министерство энергетики и угольной промышленности, Кабмин заявляют о подъеме, о том, что шахты стали добывать угля больше, а то, что он увидел в Донбассе, так разочаровало его. Почему все как бы улучшается, а подземное производство пребывает в жутком состоянии?

Застывший «Донбассантрацит»


«У вас всюду «два в одном мешке» — и в металлургии, и в строительстве, и в угле. Власти говорят, что все хорошо, а на деле все по-другому. Разве это правильно? Разве об увеличении добычи вам надо говорить сегодня? Вы должны говорить о том, какие низкие у вас планы, какие слабые предприятия. Речь идет ведь о вашей энергетической безопасности, а вы превращаете ее в большую опасность. Все держится у вас на паутине этих исключающих друг друга оценок. И потому в любой момент эта паутина может лопнуть, порваться. Неужели вы не понимаете этого?» — ужасался западный спец.

Как объяснить ему, что таковы у нас теперь правили жизни? По большому счету он, конечно же, прав. Это подтверждает сегодня чуть ли не каждый прожитый день. Вот лишь один пример. Согласно информации, поступившей из профильного министерства, угольные предприятия Украины в январе – апреле 2011-го стали работать значительно лучше. И частные, и государственные. Например, ГП добыли за этот период 12 миллионов 689 тысяч тонн – на 10 процентов больше, чем в аналогичном периоде 2010-го. А вот информация из Донбасса: одно из ведущих в прошлом на Луганщине объединение «Донбассантрацит» на грани коллапса! Из семи шахт гос­предприятия еще дышат две – «Краснолучская» и «Хрустальная». Пять остальных «копей» почти остановились – нет денег на новую технику.

— Четвертый год подряд ГП «Донбасс­антрацит» не получает средств на техперевооружение, — делится наболевшим председатель Краснолучской территориальной организации профсоюза угольщиков Славик Кубарев. – Вместо увеличения добычи мы наращиваем лишь проблемы и минусы. Объединение осталось всего с двумя действующими предприятиями. На других шахтах есть забои, подготовленные к работе, из них мог бы идти уголь, но нечем зарядить лавы. И они простаивают…

Чтобы полностью не остановиться, шахта «Миусинская» ведет добычу отбойными молотками. На шахтах имени газеты «Известия» и «Княгининской» подготовлены хорошие лавы, в которых можно брать качественный, низкозольный уголь. Но и здесь забои молчат, поскольку нет для них ни оборудования, ни денег. Ну а шахта «Новопавловская» отгружает только 100 тонн угля в сутки. Больше ей сегодня не под силу — уже 10 лет скиповой ствол, которым выдают на поверхность добычу, пребывает здесь в аварийном состоянии.

Вот вам истинное, не прикрытое «статистикой общего роста» лицо «Донбассантрацита». Ситуация критическая, но денег на решение проблем ему не дают. Только обещают. Согласно утвержденной Минэнергоуглем программе развития «Донбассантрацита», еще в марте должно было поступить в Красный Луч оборудование для оснащения новой лавы на одной из шахт объединения. Но прошел март, апрель, май, а результата как не было, так и нет. Ничего не поменяли и многочисленные обращения горняков в министерство, облгосадминистрацию. Все застыло на мертвой точке.

В поисках выхода

Глядя на то, что происходит в Красном Луче, понимаешь: государство не знает, что делать с углем, как сводить здесь концы с концами. «Отцы державы» мечутся по миру в поисках «волшебного клубочка» для выхода из тупика, в который сами же завели хорошо работавшую прежде экономику. Осенью прошлого года они кинулись в Китай, подписали в сентябре соглашение о финансовом сотрудничестве между Минуглепромом Украины и Госбанком Поднебесной. В этом документе были предложения об инвестировании в нашу угольную отрасль свыше одного миллиарда долларов.

В частности, генералы от «державы» предложили китайской стороне выступить инвестором модернизации шахты «Новопавловская» ГП «Донбассантрацит». В рамках «пилотного проекта» это предприятие должно было получить инвестиции на техническое переоснащение еще в том же 2010-м. Что из этого получилось (и, замечу, не по вине китайцев), мы уже знаем. Суточная добыча «Новопавловской» — 100 тонн. Как в копанке!.. И точно так же – с другими «пилотами».

Теперь руководство «стратегической отрасли» озабочено новой идеей: передать государственные шахты в концессию. Это своеобразное государственно-частное парт­нерство, наверное, могло бы принести нам пользу. Вспомните: в годы разрухи, вызванной Гражданской войной, когда юная Советская страна только создавалась, именно концессии, НЭП помогли ей лучше справиться с тяжелейшими недугами. В апреле 1921 года, говоря о концессиях, Владимир Ильич Ленин подчеркивал: «Концессия есть своего рода арендный договор. Капиталист становится арендатором части государственной собственности, по договору, на определенный срок, но не становится собственником. Собственность остается за государством».

Сумеет ли нынешняя украинская власть «не забыть» об этом? Если да, то концессия, действительно, способна принести пользу и стране, и отрасли. Ну а если нет, мы должны будем навсегда забыть об энергетической безопасности Украины…

Замкнутый круг?

— Ситуация в «Донбассантраците» ставит крест не только на развитии ГП, но и на тривиальном сохранении существующего производственного потенциала. Ну а, кроме того, — отмечает Кубарев, — все это крайне негативно отражается на выполнении социально-экономических гарантий, закрепленных в колдоговоре, на благосостоянии трудящихся.

Очень обострился нынче для госпредприятия вопрос проведения оздоровительной кампании. По средствам на культурно-массовую и оздоровительную работу накопилась огромная задолженность. Администрация предприятия объясняет это тем, что 90 процентов господдержки уходит на шахтерскую зарплату, а остаток и средства от скудной реализации угля идут на поддержание мощностей. Хотя и на эти цели денег не всегда хватает.

Проблема оздоровления горняков, занятых тяжелым и опасным подземным трудом, железно отходит на второй план. Между руководством ГП и профсоюзом существует соглашение о совместной разработке специальной программы «Здоровье». Но без денег и здесь ничего не выходит. Нужные средства могут появиться только в том случае, если заработают новые лавы. А это возможно лишь с приходом в забои новой техники, на которую… нет денег. Замкнутый круг?