№ 103 от 10 июня 2011 г.

Приватизация совести

зона конфликта
Еще нет закона о рынке земли, но арендаторы, в большей своей части будущие хозяева пока общей земли, уже начали наступление. Идут захваты земель, отъем их у мелких фермеров, распродажа общего имущества. Некоторые уже собираются стать хозяевами водных ресурсов.

ТАК, в селе Калиновка Покровского района Днепропетровской области обостряется конфликт сельчан с арендатором пруда. Этот водоем всегда был излюбленным местом общественного досуга жителей села. Пляж, ловля рыбы, водные прогулки вдобавок выпас коров на берегу и разведение водоплавающей птицы — вот те нехитрые радости, которые дарил он жителям Калиновки и близлежащих сел.

Как украсть водоем

ТРИДЦАТЬ гектаров водных угодий всегда были в общественном пользовании, но после того как советская власть ушла из села, стали происходить странные вещи. Вначале вдруг сто лет нормально функционирующий пруд прорвало, из рухнувшей плотины вода хлынула в балку вместе с рыбой и плавающей птицей. Еще тогда местные жители говорили, что это чья-то диверсия. Хотя ни мотивов, ни ее исполнителей никто не назвал. Сошлись на том, что все это стихия непрогнозируемая, а значит, бесконтрольная. Произошло это в 2002 году. Советской власти уже не было, а новая власть занималась (впрочем, как и сейчас) исключительно собой. Жители села долго собирали деньги, чтобы нанять технику для восстановления дамбы, кое-что успели сделать сами, но тут вдруг возник бывший житель села некий Сергей, который как истинный патриот своей малой родины взялся пригнать бульдозер и восстановить дамбу. Условия были вполне мягкими хоть и в духе нового рыночного времени. Он разводит там рыбу в промышленных масштабах, но при этом заключает договор, по которому жители села имеют право пользоваться прудом, как и раньше. Ловить рыбу для себя, выпасать скот и купаться, как и раньше, тоже никто возбранять не собирается.

Аренда водного массива на вышеназванных условиях была одобрена на сессии сельсовета и отправлена наверх. Однако по пути в обладминистрацию договор несколько видоизменился. Из него исчезли пункты о беспрепятственном допуске сельчан к воде, да и сама аренда была заключена не с 2004 года на пять лет, а с 2005-го на десять. Отношение же “спасителя”, а ныне арендатора Сергея Шворака к своим бывшим землякам тоже несколько поменялось.

Для начала он запретил пускать в водоем птицу, затем дело дошло до скота, а после вдоль пруда стали бегать собаки, разгоняя всех, кто подходит к воде. Помимо этого, каждую осень уже сам арендатор умышленно спускает для вылова рыбы воду в балку, чем на некоторое время полностью уничтожает водоем, а заодно уменьшает уровень воды во всех деревенских колодцах.

Разобраться с ситуацией приехал к нему председатель сельсовета Анатолий Терновой. На недоуменные вопросы местной власти, мол, как же так получается, ведь вы же обещали, арендатор ответил по-капиталистически просто и без лукавства:

– Я брал пруд в аренду не для того, чтобы вы здесь коров поили, а чтобы я рыбу ловил.

Жрецы священности частной собственности
НА ЭТОМ, собственно, разговор по душам закончился. Сельский голова стал действовать согласно букве закона. Написал жалобу в районную комиссию по вопросам использования земель, где подробно описал и действия арендатора, и экологические проблемы нарушения природного баланса, и нарушение данных арендатором обещаний. К письму было приложено решение сельского собрания, на котором люди
15 апреля 2011 года 35 голосами против одного приняли решение о прекращении аренды пруда.

Комиссия провела тщательное расследование фактов, изложенных в письме, и... не нашла причин прекращения аренды.

Тогда Терновой обратился в Днепропетровский областной совет. Там уже не отрицали изложенных фактов, но просто дописали в договор аренды ряд пунктов, которые странным образом исчезли ранее и вновь дали согласие на продолжение аренды.

А как же решение сельского собрания, спросит ничего не смыслящий в демократии читатель? На что представители области вам доходчиво могут объяснить: все, что находится за пределами населенного пункта (а пруд, как вы понимаете, не находится непосредственно в черте Калиновки), обл­администрация имеет право отдавать в аренду, хотят того или нет жители села. То есть у них есть право лишь отдавать что-либо в аренду, а никак не влиять на дальнейшие события. Это, собственно, и суть демократии по-украински.

– Из происходящего, — говорит Анатолий Иванович, — я сделал один вывод. Шворак всего лишь исполнитель, за которым стоят “жирные коты”, которые крышуют весь этот бизнес. Других объяснений такого попрания закона я не вижу. Но, как коммунист, я сдаваться не привык. Сейчас совместно с архитектором района мы готовим проект о возвращении пруда в границы села. Тогда, надеюсь, аргументы, по которым у нас отнимают наш водоем, будут полностью исчерпаны.

Так-то оно так, но дело это хлопотное и затяжное. Гораздо быстрее может быть принят закон о продаже земли, и бывший арендатор сказочным образом превратится в хозяина. Вокруг водоема появится бетонный забор, по колючке, его обрамляющей, пойдет ток низкой частоты и тогда наконец восторжествует главная мечта основателя капитализма на Руси Гайдара — “священность частной собственности”, при которой все остальное, включая совесть, перестает быть святым.

Днепропетровск.