№ 102 от 09 июня 2011 г.

А государство смотрит со стороны…

В апреле прошлого года в нашей газете был опубликован материал «Все – на защиту завода!», в котором речь шла о критической ситуации на станкостроительном заводе имени 23 Октября в Мелитополе.

Купил, чтобы перепродать
Напомним суть проблемы. В августе 2009 года ООО НПП «Днепроэнергосталь» приобрело 50 процентов плюс одну акцию этого предприятия, уплатив ничтожно малую сумму – 755 тысяч гривен, хотя «размер» баланса составлял 5,7 миллиона гривен. Согласно договору купли-продажи, собственник должен был заплатить еще более 1,5 миллиона гривен кредиторам, чего он ловко избежал благодаря решению комитета кредиторов в феврале 2010 года о ликвидации предприятия. А на защиту родного завода, который обеспечивал станками чуть ли не весь бывший Советский Союз, встали рабочие, инженерно-технические работники. Начала действовать инициативная группа.

Один из кредиторов – управление Пенсионного фонда в городе Мелитополе направило в Хозяйственный суд Запорожской области ходатайство об отзыве подписи его представителя о ликвидации завода и попросило рассматривать принятое решение комитета кредиторов как противоречащее интересам трудового коллектива и наносящее ущерб интересам государства и предложило продолжить санацию предприятия. Однако уже на следующий день этот же суд все делает наоборот: принимает решение о приостановлении процедуры санации, признании завода банкротом и его ликвидации.

Народ возмутился такому повороту событий, труженики провели митинги-протесты, во все инстанции полетели обращения с требованием вернуть завод в государственную собственность.

Суды да пересуды

Что-то изменилось на предприятии за прошедший год? Этот вопрос я задаю руководителю инициативной группы, бывшему главному экономисту завода Людмиле Гомон.

— Фонд госимущества неоднократно пытался через суд вернуть акции завода в государственную собственность, — рассказывает Людмила Александровна. — Но тут, оказывается, есть юридические нюансы. Фонд подает заявление в суд, а хозяин контрольного пакета, не желая, чтобы он оказался у государства, подает встречный иск. И тяжба продолжается. Трижды фонд подавал в суд (летом и осенью 2010 года и в январе 2011) и трижды за два дня до суда противная сторона подавала встречный иск. И опять – тормоз. Несколько дней назад я разговаривала с юристом фонда, которая сообщила, что владелец акций проиграл два иска. И фонд снова обращается в Запорожский хозяйственный суд о возвращении в госсобственность акций завода…

До февраля этого года на заводе спокойно работали арендаторы, снимающие офисные помещения, термический и механический цеха. Хотя это дочернее предприятие того же хозяина, который купил завод. А в феврале были направлены письма ликвидаторам о немедленном освобождении помещений предприятия. В течение месяца они были освобождены, люди ушли. А кузнечно-термический и механический цеха продолжают работать. По закону на ликвидацию предприятия дается год. Но по ходатайству можно «растянуть» ситуацию еще на полгода. Благодаря этому владелец и тянет резину.

В данный момент выставляется на продажу энергоремонтный цех. Сам же хозяин и хотел его купить за один миллион гривен. Цена была подозрительно низкой. Кредиторы наняли другую фирму и оценили цех уже в 3,5 миллиона гривен. Почему же так происходит? Догадаться нетрудно. Цель – купить и тут же перепродать для получения навара, одновременно погасив часть долгов по зарплате.

Станки вывозят как металлолом


— А какая сумма задолженности?

— На 1 января 2011 года была 800 тысяч. Еще надо уплатить 400 тысяч налогов. Но мы бы не хотели, чтобы реализовали оборудование и помещения. Тем более что Фонд госимущества направил письмо, чтобы не допустить распродажи. Только наш «благодетель» бумаги складывает, а свое черное дело делает. Вывозит станки якобы на металлолом, а на самом деле, скорее всего, продает. Был, например, большой плоскошлифовальный 20-тонный. Его уже нет. Как и ряда других.

— Один из ветеранов производства сегодня сообщил, что видел родной станок на другом предприятии, которое тоже принадлежит вашему владельцу акций.

— О чем я вам и говорю. За помощью обращались в милицию, прокуратуру. Но когда правоохранители стали выяснять на базе приема металлолома, им сказали, что в течение пяти дней все отправляют на переплавку. Концов не нашли или не захотели.

— Сколько людей сейчас работает на заводе?

— Человек 25. Да и те по договору-подряду. А это значит: никакой социальной защиты, мизерные отчисления государству. До расформирования работали 115 человек.

— Руководители где-то на стороне живут?

— В Мелитополе проживает только один представитель, которому выдали доверенность.

— Какие шаги сегодня предпринимает инициативная группа и есть ли перспективы у предприятия?

— Мы продолжаем активно действовать, контролируем шаги нового хозяина, пишем письма во все инстанции. Благодарны за помощь координационному совету партий и движений «Левый фронт», который возглавляет первый секретарь горкома Компартии Украины Елизавета Мамонова. К своим действиям подключили в этом году днепропетровскую фирму, владеющую 36 процентами акций. Подвижки есть, и мы надеемся, что справедливость восторжествует. В былое время мы выпускали по 1100 станков за год. В последние годы объем снизился раз в десять. Мощности остались довольно приличные. И мы не допустим их разбазаривания. Завод должен и будет работать!

Как видим, люди настроены решительно и своего добьются непременно. Печально только, что родное государство за всем этим безучастно наблюдает со стороны. Судьба своих граждан и предприятий его мало волнует.

Мелитополь, Запорожская область.