№ 101 от 08 июня 2011 г.

«Кросс» – значит наперекор

Успех

Успех пятнадцатиминутной короткометражки Марины Вроды «Кросс», получившей «Пальмовую ветвь» на Каннском кинофестивале, вызвал всеобщее головокружение. На ветку моментально вскочили все.

Марину поздравил президент, Госкино провело пресс-конференцию под названием «Украинское кино покоряет мир», приобщился к победе и директор кинофундации Украины и фестиваля «Молодость» Андрей Халпакчи. Подтвердилась истина: у победы много родственников, а поражение – всегда сирота!

Первый показ пальмоносной ленты на днях был торжественно обставлен в фешенебельном зале столичного «Кинопалаца». Марина, похоже, не ожидала такого фурора в родном Отечестве по поводу своего лауреатства. Но надо сказать, увитая пальмовой ветвью, вела себя достойнее, чем все, кто примкнул к победе. Скромно назвала своих учителей в кино —Михаила Герасимовича Ильенко и Валерия Никитовича Сивака, которые учили ее в Университете театра и кино имени Карпенко-Карого, и режиссера, очень повлиявшего на ее творческие взгляды. Это Андрей Тарковский. Вот тут и поговорим о фильме. За что, однако, дают сегодня «Пальмовую ветвь»?

Марина уже наслушалась много лестных слов. Она предстала как прямая ученица Тарковского. Честь и хвала ей за то, что нашла свои истоки в творчестве великого мастера, тем более что опыт, наработанный ею, прошел, наверное, через ее сердце и стал ее собственным. В пятнадцать минут уложились самые сокровенные впечатления юности девушки киевского предместья. Похвально, что сумела оформить эти впечатления в концепцию. Подход серьезный и достойный уважения. Вот как объясняет эту концепцию сама Марина:

– Все предрешено наперед. Человек рождается, живет и умирает не по своей воле. Из точки «А» он движется в точку «В». И параллельно совершает внутренний акт – усилие для совершения своего внутреннего движения.

Вот этот самый «акт» внутреннего движения, который он совершает от рождения и до самой смерти, интересует меня. Потому что это движение, в отличие от жизни, данной на срок, не конечно. Мне хотелось зафиксировать его, попробовать уловить. В фильме есть центральный эпизод, когда мы наблюдаем отстраненным взглядом сценки из жизни на пляже. Люди, в гармонии с природой и со своим существом, передают свой опыт и любовь непосредственно тем, кто с ними рядом в этот момент: мальчик играет в воде, а потом садится на берегу возле матери, две взрослые женщины разговаривают под одним зонтом, любовники улыбаются, касаются друг друга, друзья играют в карты, мужчины заигрывают с девушками, дети строят свой домик. А мальчик смотрит на одного бегущего в шаре… «Самый смелый» (герой почти из «Зеркала»Тарковского) оказался в положении человека со стороны, в положении наблюдателя…

Зритель тоже в положении наблюдателя. Кажется, включи камеру на любом квадратном метре земли, снимай 15 минут – и можешь ехать в Канны. Ибо все сущее, окружающее нас, имеет ценность и дает повод для размышления.

Приходит мысль о том, что у нас очень мало людей, снимающих короткометражки. А Марине пожелаем переходить на длинный метр. Хотя это очень проблематично. Взобравшиеся на каннскую ветвь не содействуют, а только отмечают успех, который Марина Врода завоевала в одиночку, найдя спонсоров, продюсера и возможность принять участие в фестивале.