№ 94 от 28 мая 2011 г.

Репортаж из петли времени

Исторические параллели

Карл Маркс называл революцию локомотивом истории. Вся история революции свидетельствует о том, что без руководства рабочего класса она терпит поражение, — утверждал Мао Цзэдун.

СТО СОРОК лет тому назад потерпела поражение первая пролетарская революция — Парижская коммуна. 16 мая 1871 года коммунары снесли Вандомскую колонну как символ милитаризма и завоевательных войн. Уже первая революция пролетариата доказывала, что власть трудящихся всегда во внешней политике будет руководствоваться стремлением к братству трудящихся всех стран, к миру и дружбе между народами.

Версальцы, защищавшие интересы буржуазии, для подавления коммуны пошли на сговор с врагом, оккупировавшим тогда Францию. Командование присутствующих в окрестностях Парижа немецких войск отпустило для ее подавления 60 тысяч французских военнопленных. Своеобразное понимание интернационализма — все средства хороши для защиты капитала. 21 мая войска контрреволюции — около 100 тысяч человек — вступили в Париж. Целая неделя потребовалась им для того, чтобы полностью овладеть городом. С боем отстаивая каждый квартал, героически сражались защитники коммуны. Последние, самые упорные бои завершились на кладбище Пер-Лашез и в Бельвиле. При подавлении революции буржуа было не до сантиментов: общее число расстрелянных, сосланных на каторгу, заключенных в тюрьмы достигло 70 тысяч человек, а вместе с покинувшими Францию — 100 тысяч.

ОСНОВОПОЛОЖНИКИ марксизма считали Парижскую коммуну первым опытом установления диктатуры пролетариата. Как говорил Маркс, коммуна впервые в истории “была, по сути дела, правительством рабочего класса, результатом борьбы производительного класса против класса присваивающего; она была открытой, наконец, политической формой, при которой могло совершиться экономическое освобождение труда”.

Ленин высоко ценил Парижскую коммуну, которая научила пролетариат “конкретно ставить задачи социалистической революции” и будила надежды пролетариата на победу социалистической революции.

КРАСНЫМ был наречен май 1968 года. Крупные города США, Западной Европы, Японии стали эпицентрами радикальных студенческих выступлений с массовыми демонстрациями, баррикадами, рукопашными столкновениями с полицией, “коктейлями Молотова”. Наиболее сильные волнения сотрясли Францию, где протесты охватили не только студенческую молодежь, но и значительную часть рабочего класса. В мае 1968 года страну охватила всеобщая забастовка, в которой приняли участие 10 миллионов человек. Вся экономика оказалась парализованной, правительство — в растерянности. Рабочие захватывали предприятия, студенты — университеты и административные здания. Предпосылки к свержению буржуазного режима де Голля и установлению диктатуры пролетариата стали более чем весомыми. Однако этого не случилось из-за отсутствия организационного и идеологического единства среди протестующих. Рабочие и студенты протестовали отдельно друг от друга. Не смогла сыграть решающую роль Французская коммунистическая партия (влиятельная сила среди рабочих профсоюзов), потерявшая свою силу и авторитет из-за авантюрной компрометации Хрущевым своей Компартии, “разоблачения” культа личности Сталина, нанесших сокрушительный удар по всему коммунистическому движению. Антикапиталистический протест рабочих ушел в русло борьбы за улучшение материальных условий существования (повышение зарплаты, сокращение рабочего дня и т.д.) в берегах незыблемой системы капиталистической эксплуатации.

ЕСЛИ во Франции предпринимались попытки скоординировать действия рабочих и студентов, то в США правительство успешно использовало рабочих для подавления студенческих выступлений. Тактика на углубление раскола среди протестующих и последующую нейтрализацию протестного движения дала свои плоды.

Новые левые, такие, как анархисты, троцкисты, маоисты, оказались ни теоретически, ни практически не готовы к революционным событиям 60-х, которые застали их врасплох. Старшее поколение, пережившее войну, единственной проблемой считало борьбу с коммунизмом. Для них жизнь протекала по шаблону: университет — работа — покупка автомобиля — покупка дома — завещание — кладбище. А молодежи стало тесно в тисках буржуазных ценностей, гарантирующих стабильность и процветание, но лживых по своей сути, аморальных, преступных, ведущих к полной деградации личности.

1968 ГОД показал, что все эти “революции” — студенческие антиавторитарные, сексуальные, а месте с ними и цветные — совершенно не опасны для буржуазной системы. Все, что не лишает правящие классы собственности на средства производства и власти, для современного капитализма — как мертвому припарки.

Как писал французский философ-марксист Даниэль Бенсаид, 1968 год показал не только степень гибкости и циничности Системы, но и ее способности делать выводы. Именно после 1968-го была развернута серьезная работа по созданию “молодежного гетто”, то есть по развитию, рекламе и эксплуатации потребительских настроений у молодежи, изобретению и насаждению молодежных субкультур — по принципу “чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не свергало власть капитала”. Именно после 1968-го на Западе началась “реформа” образования, когда под видом “демократизации” стали внедряться примитивизация и профанизация образования, апофеозом которой стала пресловутая “Болонская система”. Дебилоподобным не до революций, пусть чешут кулаки после футбола.

НАЧАЛСЯ массированный вывод производства из стран “первого мира”: раз рабочие после десятилетий экономического роста и роста благосостояния продемонстрировали откровенную нелояльность капитализму, значит, надо свести к минимуму число самих рабочих, переместить “неблагодарный” рабочий класс подальше от богатых кварталов, желательно подальше за границу. Видимо, по этой причине и в Украине производственные мощности режутся на металлолом. Лучше влачить жалкое существование в хвосте мировой цивилизации, чем допустить возрождение самого сознательного класса...