№ 90 от 24 мая 2011 г.

Останемся без яблок и смородины

– Этот сорт красной смородины – одна из наших новинок, – показывает небольшие кустики Александр Николаевич ЯРЕЩЕНКО, заведующий селекционно-технологическим отделом Института садоводства Национальной академии аграрных наук Украины (ИС НААНУ), селекционер по черной и красной смородине. – Сорт «ласуня» отличается десертным вкусом ягод: приятным, сладким, почти без кислоты. Ягоды средних размеров. Благодаря вкусовым качествам «ласуней» заинтересовались даже зарубежные питомники. В реестре она еще с 2007 года, но ее редко можно встретить на личных приусадебных участках украинцев в силу того, что сорт еще нужно размножить в достаточном количестве, чтобы обеспечить всех желающих, как садоводов-любителей, так и питомники, на которые мы ориентируемся в первую очередь.

Богатое наследие


АЛЕКСАНДР Николаевич Ярещенко – ученик и преемник самых известных в Украине селекционеров Владимира Павловича и Киры Николаевны Копань, трудами которых создано около ста плодовых культур.

И ныне селекционно-технологический отдел Института садоводства НААНУ продолжает работу этих выдающихся ученых, занимаясь выведением новых сортов ягодных культур – земляники садовой, смородины черной и красной, малины, крыжовника. А также в небольших объемах ведет селекционные работы по вишне, яблоне, груше и подвоям плодовых культур.

По указанным направлениям с отделом сотрудничают опытные станции института. Их в Украине шесть, но в селекции ягодных культур принимают участие только Львовская, Крымская и в небольшом объеме Краснокутская (Харьковская область). Это позволяет получить районированные сорта.

– Сколько у вас за последние годы выведено новых сортов?

– За последние пять лет выведено чуть менее 50 новых сортов разных культур. Это работа всей системы садоводства Академии аграрных наук Украины, то есть нашего института с его опытными станциями, а также Института помологии в Млиеве Черкасской области и Института орошаемого садоводства в Мелитополе Запорожской.

В селекции мы следуем мировой тенденции по созданию сортов с генетической устойчивостью к болезням, вредителям и неблагоприятным условиям окружающей среды. Цель – минимизация применения пестицидов и получение максимально экологически чистой продукции.

– Но в результате будут фрукты и ягоды с ГМО?

– Нет-нет! Плодовые культуры весьма сложны для успешной генетической модификации с инородными организмами, модификация проводится внутри вида. Например, в Японии и горах Кавказа были найдены дикие виды яблонь с абсолютной устойчивостью к парше – самой распространенной болезни. И путем многократных скрещиваний от этого дикого вида все-таки удалось перенести нужный нам ген в культурный сорт яблонь.

– Сколько нужно времени для выведения нового сорта?

– Все зависит от культуры, от ее скороплодности. Скажем, чтобы создать сорт земляники, надо около 8 – 10 лет, иногда немножко больше. Для смородины это может быть и до 15 лет. Что касается яблонь и груш, то лет 20 – 30.

Бедное настоящее

– НО СЕЙЧАС уже есть новые технологии, которые позволяют намного ускорить процесс выведения нового сорта.

– Есть. Во всем мире селекционная работа идет на стыке новых направлений в науке — агро-и биотехнологии, клеточной инженерии, что позволяет не ждать, пока молодые гибридные сеянцы вырастут и дадут первый урожай, а просто сделать анализ ДНК растения и почти со стопроцентной точностью охарактеризовать сеянец уже как будущий сорт и на этом этапе отобрать только то, что интересует.

– У вас есть такая возможность?

– Да, но практически не реализуется по причине очень дорогостоящего оборудования и реактивов. Для института это непосильная ноша. Развитие таких направлений должно быть делом государственным, осуществляться через реализацию соответствующих программ.

– Все нынешние новые сорта были гибридизированы либо до обретения Украиной независимости, либо в ее первые годы – очень сложные в плане финансирования науки. Ведет ли это, скажем так, к провалу в селекционной работе?

– Безусловно. Работать в таком объеме, на том уровне, на котором велись научные исследования и селекционная работа, скажем, в 80-е годы, рассчитывать не приходится. Мы были вынуждены из года в год сокращать объемы работ, сосредотачивая внимание на самых актуальных направлениях. С 80-х у нас практически вчетверо сократился штат сотрудников, конечно, это сказалось на результативности. И сейчас ситуация сложная, мы до сих пор идем по пути сокращения. Остро ощущается недостаток молодых научных сотрудников. Таков результат финансирования, которое на 95 процентов состоит из зарплаты сотрудников – далеко не самой высокой. Теперь финансируется выживание, но никак не развитие.

Смутное будущее
– ВИДИТЕ ЛИ вы свет в конце туннеля?

– Грядет процесс кардинального реформирования аграрной науки, и не только садоводства. Но пока что все на уровне идеи. А она такова. При институтах агропромышленного производства, которые есть во всех областных центрах Украины, собираются создать некие учебно-научно-производственные центры, куда и передадут существующую научную базу. То есть наши опытные станции привяжут к региональным институциям. Наверняка к ним подтянут и учебные заведения такого же направления.

– Финансирование тоже хотят переложить на плечи областных бюджетов?

– Да, предполагается региональное финансирование.

– Но разве областные бюджеты потянут такую нагрузку?

– Нас это тоже смущает. По моему мнению, лучшим выходом было бы идти по пути западной науки, которая базируется на грандах, когда те или иные министерства объявляют конкурс на проекты по наиболее перспективным с их точки зрения направлениям. Такой проект имеет не подушное финансирование, как у нас сейчас, а фиксированную сумму на осуществление определенных работ или исследований. И уже те, кто выигрывает право на участие в таком проекте, сами определяют, сколько будет исполнителей, исходя из общего финансирования. При такой схеме понятно, за что ты работаешь. Но такого видения нынешняя идея реформирования аграрных наук, насколько мне известно, не предусматривает.

Р.S. А может, все дело в земле, принадлежащей институтам НААНУ? Это тысячи гектаров в непосредственной близости от областных центров и Киева. Пока они в собственности государства, лапу на них наложить непросто. Другое дело — реорганизация, областное подчинение. До хозяйского ли подхода при таком раскладе?

В нашей компании продажа недвижимости в испании недорого, со скидками.