№ 88 от 20 мая 2011 г.

Вышеградский квартет теряет невинность

«Добрососедство» по-европейски

УКРАИНСКИЕ СМИ, пылающие праведным гневом при малейшем телодвижении Украины в сторону России, обошли молчанием информацию о том, что министры обороны стран “Вышеградской четверки”, в состав которой входят Польша, Словакия, Венгрия и Чехия, договорились создать боевую тактическую группу и пригласили к участию в ней Украину.

ПРОТИВ КОГО собираются “дружить” боевые подразделения этой непрочной, почти эфемерной региональной группировки? Против Стокгольма, Берлина, Вены, Бухареста? Очень сомнительно. Остается только Москва!

Еще не высохли чернила под договором бравых министров, а уже вовсю развернулась информационная поддержка создания такого объединения. Следуя методике, отработанной при подготовке нападения на Югославию, Ирак, Ливию, пропагандистское обеспечение отличается агрессивностью и лживостью. Создание боевой группы уже окрестили Малой Антантой и красочно сравнили с тектоническим сдвигом в центре Европы.

САМО РЕШЕНИЕ называется важным и вместе с тем ожидаемым. Важным, потому что наконец-то стало очевидно: страны четверки продемонстрировали готовность усовершенствовать свой рыхлый альянс, повысив его уровень обороны и безопасности. Ожидаемым, поскольку, на взгляд западных политтехнологов, эти страны просто вынуждены взять вопросы безопасности и обороны в собственные руки, так как НАТО не обращает особого внимания на проблему, которая их беспокоит, — усиление влияния России на постсоциалистическом пространстве (!).

Пугливому и настороженному обывателю напоминают, что Евросоюз и НАТО, два главных политических и военных института в Европе, возникли после опустошительной для европейского континента Второй мировой войны. Они “вынуждено развивались в тени надвигающейся конфронтации с Советским Союзом, который грозил повторить варварство военных лет”. Тогда советские танковые дивизии якобы находились в полной боевой готовности к нанесению удара по Западной Европе путем маршевого броска через Северо-Европейскую равнину и Фульдский коридор (цент региона Восточный Гессен в Германии).

Снисходительно заметив, что Россия не представляет уже той опасности, на какую она была способна ранее, преду­преждается, что для центральноевропейских государств Москва таки остается угрозой их собственной безопасности. Дескать, Североатлантический альянс относился к России слишком доверчиво, а США, являясь гарантом европейских структур безопасности, последние 10 лет как одержимые занимаются исключительно Ближним Востоком, начисто забыв о своей миссии на европейском континенте. Вышеградцы, мол, ведут себя в высшей мере неосмотрительно, благодушно взирая на усиление России в граничащих с регионом государствах — Беларуси, Украине и Молдове.

КЛЮЧЕВЫМ СУБЪЕКТОМ разработчики будущего европейского противостояния назначили Польшу. Исторические корни этой страны прочно прикрепились к северным склонам Карпатских гор. К этому же географическому региону что есть мочи прилипли и остальные члены “Вышеградской четверки”. Играет роль и то, что именно Польша является самой преданной союзницей США в Центральной Европе. Среди стран четверки это самое крупное государство по численности населения, и у него наиболее динамичная экономика. Посему Польша выбрана как точка опоры, а также призвана выполнять функцию занозы в боку у Москвы.

Присоединение Украины к новому альянсу далеко не случайно, а напротив, знаменательно. Именно она предназначена служить мечом в руках упомянутого квартета, а доблестные вояки из Галичины — обильным пушечным мясом. Хотя за 20 лет Западу и его агентам влияния так и не удалось заставить всех украинцев полюбить НАТО. Новообразованный боевой союз позволит решить проблему фактического использования альянсом ресурсов Украины, в обход пустых формальностей.

Еще одна задача альянса имеет исторические корни. ...Наместник Франца-Иосифа в Галиции Голуховский сформулировал ее так: “Пустить русина на русина, дабы они сами себя истребили”. В 20-е годы ХХ века соратник Пилсудского Бончковский говорил, что им все равно, есть ли “украинская” нация в природе: “Если бы не существовал украинский народ, а только этнографическая масса, то следовало бы помочь ей в достижении национального сознания, ...чтобы на востоке не иметь дела с 90 миллионами великороссов плюс 40 миллионов малороссов, не разделенных между собой и единых национально”.