№ 87 от 19 мая 2011 г.

Ликвидация ликвидаторов?

Тяжелый звон Чернобыля

Прошли мероприятия по случаю годовщины чернобыльской трагедии. Руководители всех уровней, «государевы» чиновники вспомнили об этой дате, пожелали чернобыльцам здоровья и... забыли о них. До следующей годовщины. Но проблемы тех, кто грудью лег на амбразуру четвертого энергоблока, остались, и они, похоже, не волнуют власть. Ликвидаторам приходится выбивать у государства положенные компенсации
через суды. Причем это не единичные случаи, а система...

Неравный бой

ГОСУДАРСТВЕННАЯ машина попросту отпихивает тех, кто положил свое здоровье во имя спасения страны. Более того, даже когда суд выносит положительное решение о выплате полной пенсии тому или иному чернобыльцу, это еще не означает, что решение суда будет исполнено.

Бывший ликвидатор аварии на ЧАЭС, инвалид Чернобыля Василий Павлович Решетняк столкнулся с этой системой, когда, открыв Закон о статусе ликвидатора, выяснил, что ему выплачивается лишь треть от положенной пенсии. Вооружившись всеми необходимыми документами, он обратилсяв суд. После долгих и изматывающих судебных боев он победил-таки государственную машину. И теперь получает достойную пенсию, на которую, как оказалось, можно прожить даже в нашей “живодерческой” державе.

Но на этом он не остановился и стал помогать другим чернобыльцам, коих, ввиду их юридической безграмотности, государство попросту обмишурило. На сегодняшний день с его помощью уже 22 человека получают льготы и денежную компенсацию, которую они должны получать по закону. Но сейчас в Днепропетровской области проживают две тысячи таких же, как Решетняк, инвалидов Чернобыля. И не факт, что хотя бы половина из них получает все, что им положено по закону.

Органы социального нападения
ПОЧЕМУ ЖЕ так получается, что те, кто когда-то отдал на благо страны здоровье, сейчас не имеют ничего? Ведь и закон правильный, и все возможные варианты компенсаций и льгот там учтены, и органы, отвечающие за их выполнение, созданы. Но закон этот работает только по приговору суда и то не всегда. Может, в этих органах и дело?

На Днепропетровщине, как и в других регионах, инвалидами Чернобыля занимаются органы социальной защиты граждан. В штате каждого районного управления числится по сто человек плюс городское управление социальной защиты и Пенсионный фонд, вдобавок — главное управление социальной защиты при облгосадминистрации. Именно со всей этой “корпорацией защиты граждан” людям и приходится судиться, чтобы эту самую защиту получить.

Сегодня, по словам Василия Павловича, вся эта огромная бюрократическая машина направлена против тех людей, которых нужно защищать. Причем и вооружена она по последнему слову юридической техники. Достаточно сказать, что в каждом районном управлении есть свой штатный юрист, главной задачей которого является, ссылаясь на всевозможные уловки в законодательстве, отшивать тех, кто пытается выбить у государства положенные по закону деньги.

“Когда выигрываешь очередной суд, — говорит Решетняк, — чувство такое, будто ты, слабый человек, нокаутировал Кличко. Все эти юристы ведут беспощадную борьбу с немощными. Причем на это у них есть соответствующие директивы вышестоящего руководства”.

Даже после того как суд выигран и государство признает действия Пенсионного фонда незаконными, юристы всегда подают апелляцию, отказываясь признавать правоту государства от имени которого они и работают. Более того, исполнить решение суда значительно труднее, чем это решение получить. Доходит до абсурда. Недавно в Кировском районе Днепропетровска состоялся суд, который полностью удовлетворил иск девяти ликвидаторов. Пенсионный же фонд в письменной форме попросту отказал в выполнении решения суда...

Пока существовал СССР, на жертв чернобыльской аварии денег не жалели. Но сразу после его развала стало расти количество органов, “опекающих” чернобыльцев. И пропорционально росту этих органов стали сворачиваться программы защиты тех, для кого эти органы якобы были созданы. Произошел эффект раковой опухоли, когда паразитирующее на организме новообразование пожирает сам организм. Причем наш бюрократический аппарат имеет те же свойства, что и упомянутая болезнь. Если опухоль начинаешь удалять, она тут же пускает метастазы и еще больше разрастается. С другой стороны, если главной функцией нашей бюрократии является выполнение государственного заказа по сокращению населения, то она с этой задачей справляется блестяще.

Днепропетровск.