№ 77 от 29 апреля 2011 г.

Из жизни оккупированных

Митингит

Год подписания Харьковских соглашений был отмечен вполне на уровне политического самосознания их противников. Партия Арсения Яценюка «Фронт перемен» отметилась в Севастополе. Привезли 300 студентов из Львова, Одессы, Херсона и Николаева. Севастопольских протестантов решили набрать на месте, рассылая в социальных сетях приглашения «прийти помочь хорошим людям и заработать 40 гривен». Не пришли. Интересно, почему в штабе Яценюка считают, что 40 гривен – это деньги? Страшно далеки они от народа!

Характерным и знаковым является подбор журналистами политкорректных определений количества митингующих против соглашений. Небольшая группка с большими знаменами под стенами ВР названа «активистами партии Виктора Ющенко «Наша Україна». А вот у памятника Шевченко митинговали «представители 14 партий украинских националистических сил» («Батьківщина» в их числе). Количество «нашеукраинцев» учету не поддается ввиду полной ничтожности, тогда как 14 партий вывели аж 500 человек. Это сила, это мощь, это пустые партийные кассы. Это по 35 человек от каждой партии в среднем. В основном, конечно же, от партии «Свобода», поскольку Юлия Тимошенко по привычке решила, что она автоматически главная и на своем сайте заранее опубликовала проект резолюции митинга, чем отсекла от митинга некоторых микроскопических партийных бонз. А Тягнибоку до лампочки все эти дрязги, есть митингующие или их нет, ему только бы до микрофона добраться, он и перед скворцами выступит. Он и выступил. И отсутствия речей «Воны» никто и не почувствовал – Тягнибок выдал тот же набор: «Украина под оккупацией Кремля, отправить преступный режим Януковича в отставку». И никто в речах его не усомнился, хотя, конечно, одна очень большая кочка в речи торчит: при настоящей оккупации кто бы ему позволил выступать против оккупации?! Но Олег – человек очень смелый, он­то знает, что оккупация выдуманная, оттого и неопасная.

Дом советов

Так и тянет спеть: «К нам приехал, к нам приехал Freedom House дорогой!» Потом уехал и тут же тиснул отчет о состоянии демократии и прав человека в Украине. Ну, вы же знаете, соотечественники, без хлеба еще можно как­то прожить в Украине, а вот без демократии ника­а­ак… Словом, выяснил Freedom House, он же «Дом Свободы» (неправительственная организация со штаб­квартирой в Вашингтоне), что дела наши совсем дрянь, катимся к авторитаризму. Точно по Тимошенко – авторитарный, полицейский, преступный режим Януковича. И тиснул упомянутый «Дом» целый список рекомендаций, советов, инструкций.

Ну прежде всего надо бы СБУ запретить, а то она что­то перестала пускать американских послов на выпуски будущих агентов внешней разведки. Да и Генпрокуратура наша не то делает, с коррупцией борется неправильно, трогая «не тех» коррупционеров. А вот какие «те», а какие «не те», не указали. Разве так пишут инструкции? Немалое место отведено одной личности. Нет, не президенту Януковичу, а министру Табачнику. Вот уж злодей так злодей: «разрушает дух национальной солидарности, сеет ненужный и опасный раскол в Украине». До чего же пронзительный этот House – обнаружил у нас дух национальной солидарности! Тут его, этот дух, вся страна ищет, принюхивается, найти не может, а они приехали и тут же отыскали. Хотя, думается, не сами обнаружили, это «Дому» напели в его же многочисленных отделениях в Украине, где в грантовой неге скучковались самые ненасытные наши демократы и демократки.

В этом «Доме Свободы» нет ничего таинственного, откровенно понятная организация – один из инструментов продвижения «демократии по­американски», то бишь инструмент подчинения различных стран и народов национальным интересам США. Обратите внимание, соотечественники, на главное: это «неправительственная» организация, бюджет которой на 80 процентов финансируется правительством США. То есть она неправительственная только на 20 процентов.

Кольцо в нос

Очень образно как бы подвел итог дискуссиям о Таможенном союзе и ЕС политолог Михаил Погребинский: «Со стороны Таможенного союза в адрес Украины сейчас озвучивается целый ряд вполне конкретных привлекательных предложений, назовем их «конфетами». Кто­то не верит в реалистичность этих предложений, например, в значительное снижение цены на газ, и, признаем, каждый человек имеет право на это недоверие. Но ведь со стороны ЕС мы не слышим ни о каких «конфетах», есть только какие­то аллюзии насчет ресторана с белой скатертью, к которому нужно стоять в очереди в расчете на то, что тебя там хорошо обслужат. Но это не аргумент». Это для Погребинского не аргумент, а для наших вождей любая погремушка или кольцо в нос в обмен на золото – аргумент.