№ 74 от 23 апреля 2011 г.

В 17 лет меня война застала...

Наши ветераны

Участник Великой Отечественной войны Степан Григорьевич Бойко на фронте был минометчиком. Это оружие красноармейцы в шутку называли «самоварами»...

—Я УЧИЛСЯ на втором курсе техникума, когда началась война, — вспоминает ветеран. — Исполнилось мне тогда всего 17 лет, в армию не призвали по возрасту, и когда наши отступили, оказался я на оккупированной территории в селе Козиевка Коростышевского района Житомирщины. В наших краях очень активно действовали партизаны и подпольщики, и я, как комсомолец, тоже стал подпольщиком. Мы расклеивали листовки, собирали одежду и оружие для партизан, выпекали для них хлеб. А когда осенью 1943 года Красная Армия освободила мое село от гитлеровцев, я попал на фронт. Участвовал в освобождении Житомира. Мы взяли город, но фашисты подготовили мощнейшее контрнаступление, подтянули из тылов резервные части, новые танки и пушки. Враг обрушил на нас лавину огня, земля горела, стонала и вставала на дыбы, черный дым поднимался до неба. Но у нас был приказ стоять насмерть. Пять дней мы сдерживали наступление немцев, и лишь когда закончились патроны и гранаты, а враг взял нас в кольцо, оставили свои позиции и пошли на прорыв. Много моих товарищей полегло тогда, а мне с группой бойцов удалось вырваться из окружения и соединиться с нашими частями.

— Какая из боевых операций вам больше всего запомнилась?

— Операция “Багратион” по освобождению Белоруссии. Я служил минометчиком. Миномет калибром 82 миллиметра со стволом весом 16 килограммов стрелял на дистанцию до пяти километров. Наша задача была поразить живую силу противника. Стреляли из закрытых позиций навесным огнем, если немцы обнаруживали нас, начиналась дуэль — кто в кого первый попадет. Скорость, правильный расчет, согласованные действия бойцов в таких ситуациях спасали нам жизнь. Мы старались чаще менять боевые позиции, чтобы противник не успел определить, где мы находимся.

— Немецкий танк из миномета можно подбить?

— Не возьмет его мина. А вот пехоту, которая на танке едет, мы поражали не раз, ведь после взрыва нашей мины осколки ее разлетались на дистанцию 200 метров и дальше. Случалось и такое: в спешке боя заряжающий, не заметив осечки, закладывал в ствол новую мину, а там уже была одна. За такую ошибку расплата одна — взрыв, после которого от миномета и минометчиков остаются одни воспоминания... Обидно погибнуть на войне от собственного оружия, из-за своей ошибки. Но война есть война.

— Красноармейцы в шутку называли минометы “самоварами”. Почему?

— Наверно, за внешнее сходство крупнокалиберных минометов с самоварами. Солдатский юмор на войне вещь полезная, он поднимал настроение бойцам. Это своеобразная психотерапия, благодаря которой нам удалось победить хитрого, умного, сильного и беспощадного врага. А то, что немцы умели воевать, ни у кого сомнения не вызывало. Они же всю Европу покорили.

— У немцев минометы хорошие были?

— Не хуже наших. У нас была знаменитая “катюша”, у немцев — “ванюша”, мощные шестиствольные реактивные минометы. Я побывал под их огнем пару раз: страшная вещь...

Степан Григорьевич несколько раз был ранен, но фронтовая удача не изменяла отважному красноармейцу. Из-под всех бомбежек и артобстрелов выходил живым. День Победы встретил в военном госпитале, после войны работал там, куда посылала партия. Трудился так же самоотверженно, как воевал. Колхоз, которым
он руководил, выращивал самые высокие в области урожаи. Сейчас о славном прошлом ветерана напоминают ордена и медали, среди них две медали “За отвагу”, три ордена Ленина и много других почетных наград. Степан Григорьевич Бойко — Герой Социалистического Труда. Грустно ветерану видеть то, что творится в нынешней Украине. “Проигравшие войну хотят взять реванш”, — говорит обо всем этом Степан Григорьевич. Он остается оптимистом и верит: если ветераны объединятся вокруг Компартии да еще убедят своих детей и внуков присоединиться, то такая сила способна изменить историю Украины, спасти гибнущую страну.

Житомир.