№ 69 от 16 апреля 2011 г.

Наши техасы и пьемонты

Памфлетон

ДВЕ ТЕМЫ будоражат наше общество постоянно и с параноидальной настойчивостью. Первая — инвестиции — всегда приходит от любой власти чаще всего в виде желаемой, но недостижимой мечты. Вторая — сепаратизм — накатывает волнами, причем всегда из Галичины, но постоянно со смещением акцентов и зыбким обоснованием не то что темы, а и самого термина.

Начнем с первого. Отправная точка — определение понятия инвестиции. Это долгосрочные вложения капитала в экономику с целью получения дохода. Тут главное, от чего надо плясать применительно к Украине, — “инвестиции возвращаются и приносят доход только в прибыльных проектах. Если проект убыточен — инвестиции могут быть утрачены”. При сопоставлении экономических мечтаний Азарова и походов Януковича за рубеж в качестве зазывалы инвестиций с современными экономическими реалиями Украины сразу видна нестыковка именно в наличии прибыльных проектов. Но еще большая нестыковка наблюдается в мозгах наших политиков, которые никак не могут соединить “плохой инвестиционный климат” в Украине с “отвратительными условиями жизни народа”. А ведь тут связь, что называется, кровная. В прямом и переносном смысле. Посмотрите, соотечественники, на эту сложившуюся фигуру несколько отстраненно. Заботясь об инвестициях, власти как бы заботятся о бизнесе, который и должен поднять страну. Ну а бизнес-то, по большому гамбургскому счету, что такое?! Это народ в первую очередь. Малый и средний бизнес во всем мире есть становой хребет экономики, об этом надо хотя бы помнить, раз уж мы стали на путь капитализма. Ан нет, у нас этих мелких и средних не плодят и лелеют, а только жмут и разоряют. У нас очень давно сдвинулись акценты в головах у наших крупных скоробогачей. Мне помнится, как в ушедшие в небытие “оранжевые” времена Петр Порошенко произнес такую фразу: “Мне надо кормить 20 тысяч рабочих”. Судя по капиталам этого господина, его одного кормят 20 тысяч, и кормят неплохо, судя по овалу лица. А уж как он кормит многие тысячи, и догадываться не надо — достаточно сравнить такие статистические понятия, как прожиточный минимум, средняя зарплата, средняя пенсия и продовольственная корзинка с доходами и расходами порошенок и ахметовых. Нашим олигархам и властям страшно не повезло с народом, это правда. Плохой народец, что и говорить, — все время есть хочет, одеться норовит, вечно всем недоволен и все говорит о каких-то правах, вместо того чтобы стоять в стойле и молча помирать. Однако, с другой стороны, и народ властями, успевшими непомерно хапнуть, тоже недоволен. Есть и третья сторона — другого народа не будет, а власть, кстати, есть производное от народа. Суть решения этих нестыковок очень проста, хоть и сложна в исполнении. Как только найдутся политики, которые действительно будут стараться создать для народа “благоприятный климат”, и бизнес расцветет, и инвестиции сами повалят, не надо будет шататься по миру и клянчить.

С украинской разновидностью сепаратизма все проще. Он создан, как некий гомонкулус, в пьемонтных областях. Помнится, когда в Северодонецке заговорили о федеративном устройстве Украины, это мгновенно было объявлено сепаратизмом. Идея такого переназвания была кристально чиста: вопль о сепаратизме раздался из дотационных областей, которые в случае федерализации страны элементарно теряли бюджетную кормушку. Им бы пришлось делать не то, что они умеют — махать флагами и стенать о “неньке”, а то, чего они не умеют, — работать и зарабатывать. И бесчисленные памятники “героям” строить на собственные деньги. Потом, правда, многие “интеллектуалы” в качестве полемики предложили-таки отделить Донбасс и Крым от Украины, подсчитав, что оставшаяся Украина их сможет прокормить безропотно. Но их, в свою очередь, уже вполне резонно обвинили в сепаратизме. Но во всей этой словесной шелухе о “сепаратизме” есть поразительная деталь — Галичина об отделении от “большой” Украины не заикается. Ибо бедна и немощна. В сепаратизм обычно играют самодостаточные территории. Для примера приведу Техас — штат богатейший. Там сепаратистское движение очень сильно. Придумано даже название — “Республика Техас”. Они умудрились создать собственные правительство, судебную систему и правоохранительные органы. В 90-х годах прошлого столетия движение было разгромлено, главари получили сроки на всю американскую катушку — где-то лет по 800 тюремного содержания. Но вот сообщение от 7 марта 2011 года: “Техасские сепаратисты” провели митинг с требованием независимости от Вашингтона”. Так что нечего на Донбасс и Крым пенять — там отделения не требуют. А только уважения.