№ 65 от 12 апреля 2011 г.

День, оставшийся в памяти навсегда

Читатели вспоминают

Ветеран труда запорожского завода «Днепроспецсталь» Вячеслав Григорьевич ОНОПКО:

—УТРОМ 12 АПРЕЛЯ 1961 года, когда шел на смену, обратил внимание на небо — высокое, голубое, глубину которого подчеркивали редкие кучевые облака. Плавка была на рафинировке (стадия, длящаяся час-полтора, когда вносятся необходимые добавки). Тут важно вовремя делать пробы, но когда я занес круглую пирамидку не остывшего сплава в лабораторию, «пробная» оказалась пустой. Все собрались в химлаборатории, окружив маленький столик, на котором стоял приемник. Я пытался возмутиться, но на меня недовольно зашипели: «Тихо, человек в космосе!!!» Пока я пробивался к столику, услышал только концовку последней фразы диктора Юрия Левитана: “Системы, обеспечивающие необходимые жизненные условия в кабине корабля-спутника, функционируют нормально. Мы передавали сообщение ТАСС”. Так я узнал, что в космосе наш советский человек – Юрий Гагарин. Зазвучали марши, и я смог отдать пробы. Ждать некогда, нужно бежать, давать ферросплавы. Пробегая по пролету мимо печей, кричу: «Ура! Наш человек в космосе!» Вскоре по всем селекторам передали, что советский человек первым поднялся в космос. Все стояли возле селекторной связи, затаив дыхание. А потом рев печей заглушило громогласное «ура». Я взахлеб стал рассказывать товарищам все, что услышал в лаборатории. Всем хотелось знать подробности. Кузнецы, сварщики бросили работу и побежали в лабораторию…

Когда мы начали давать ферровольфрам, наши души пели! Работалось с вдохновением. А где-то в сознании теплилась мысль о своей причастности к такому знаменательному событию в истории человечества. Поделился этой мыслью вслух, и оказалось, что никто из нас даже не сомневался в своей причастности! А разве могло быть иначе? Ведь мы – днепро – СПЕЦ – сталевцы! Невозможно обеспечить полет человека в космос без нашего металла!

Когда пришел черед нести новую пробу, мне сказали: «Послушай хорошенько, что там происходит. Можешь задержаться, мы тебя заменим». Пробу я нес бегом. Лаборанты работали, соблюдая тишину. Из приемника звучала только музыка. Вдруг она замолкла, и прозвучало сообщение ТАСС: «Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза! После успешного проведения намеченных исследований и выполнения программы полета 12 апреля 1961 года в 10 часов 55 минут московского времени советский космический корабль «Восток» совершил благополучную посадку в заданном районе Советского Союза!» Девчата восторженно заверещали, а я бегом бросился к печи. Прибегаю, ору во всю глотку: «Приземлился!» Печи выключили, в цеху стало непривычно тихо. Все стояли, радостно улыбаясь. И вдруг я увидел, какие необычно красивы все мои товарищи. Пусть чумазые, в прожженных оборванных спецовках, но замечательно красивые! Как всеобщая радость преображает человека!

В эти же апрельские дни я сварил свою первую плавку как сталевар…

Крымчанин Валерий Петрович ОГОНЬКОВ:


—КОГДА ЕДЕШЬ из Симферополя в Евпа­торию, невозможно не обратить внимания на огромные тарелки-антенны. Они появились тут полвека назад и сразу вызвали любопытство, что за штуковины такие. Все, что представляет тайну, притягивает к себе магнитом.

В 1960 году, за год до первого полета человека в космос, здесь был построен Центр дальней космической связи: место, откуда можно было не только принимать и получать сигналы из-за пределов Земли, но даже управлять автоматами, приземлившимися на другие планеты. Вот только одна цифра: мощность евпаторийского передатчика позволяет осуществлять радиосвязь на дальности до 300 миллионов километров! Именно специалисты этого центра управляли аппаратами, изучавшими Венеру, Луну, Марс. Работавшие в Крыму специалисты имели самое непосредственное отношение к тому, что ученые получили снимки этих небесных тел, образцы грунта и результаты проведенных автоматами исследований. Из Евпатории в 1962 году ушло первое радиопослание другим цивилизациям: «Мир, Ленин, СССР» – это была символическая акция первопроходцев.