№ 64 от 09 апреля 2011 г.

Танковый бой у «ворот Европы»

Страницы немеркнущего подвига

Танковое сражение 14—16 ап­реля 1944 года в ходе операции по освобождению Тернополя — одна из славных, но малоизвестных страниц истории Великой Отечественной. Львовский военный историк Олег Вус собрал о нем максимально полные сведения и согласился рассказать о своих изысканиях «Рабочей газете».

—ПО СВОЕЙ ожесточенности, количеству примененной техники на единицу площади танковое сражение под Тернополем не уступает многим известным битвам Второй мировой. Чтобы восстановить достоверную картину боев, я начал анализировать материалы как советской, так и немецкой военной историографии, — начал свой рассказ Олег Вус.

«Сталинградская битва» в миниатюре
—БОИ за освобождение Тернополя начались в марте 1944-го. В ходе Проскурово-Черновицкой наступательной операции войска 60-й армии Героя Советского Союза генерал-полковника Черняховского (1-й Украинский фронт) взяли город в плотное кольцо. Однако прорвать немецкую оборону с ходу не удалось. По личному приказу Гитлера комендант тернопольского гарнизона генерал-майор Эгон фон Нейндорфф превратил город в почти неприступную крепость. На окружающих высотах было возведено три линии обороны. Они включали в себя траншеи полного профиля, минные поля, артиллерийские позиции. Толстостенные городские здания — синагога, Доминиканский костел, Старый замок, тюрьма — были превращены в долговременные огневые точки. Достаточно большим был гарнизон “крепости” — 4723 человека, в их число, кстати, входило 150 вояк одного из батальонов 4-го полка дивизии СС “Галичина”.

Советские войска были вынуждены начать вести бои за город по “Сталинградскому варианту” — атаковать небольшими штурмовыми группами под прикрытием мощного огня артиллерии и минометов. 12 апреля начался штурм центра города.

Героизм советских танкистов

НЕ бездействовало и командование вермахта. Командующий группой армий “Юг” генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн полагал, что Тернополь — это “ворота”, а Львов — “порог” для входа Советской Армии в Центральную Европу. Поэтому на помощь окруженному гарнизону была направлена танковая группа полковника Вернера Фрибе. Ее костяк составляли 33 тяжелых танка “Тигр” и “Пантера”, 30 средних танков, 100 бронетранспортеров с мотопехотой.

11 апреля немецкие танки прорвались к юго-западным окраинам Тернополя. До города оставалось всего 22 километра. Путь им пытались преградить бойцы 135-й стрелковой дивизии 60-й армии и 6-го гвардейского Киевского танкового корпуса гвардии генерал-лейтенанта Панфилова. В ожесточенном сражении стрелковая дивизия потеряла половину личного состава, пехота была смята и стала покидать окопы, орудия противотанковой артиллерии были уничтожены вместе с расчетами на огневых позициях. Единственной силой, продолжавшей активное сопротивление, оставалась 53-я гвардейская Фастовская Краснознаменная ордена Богдана Хмельницкого 2-й степени танковая бригада полковника Архипова.

14 и 15 апреля танки Т-34/76 этой бригады, уступавшие по мощи орудия и толщине брони “Тиграм” и “Пантерам”, вели активный огневой бой, постепенно отходя к селу Великий Ходачков в 18 километрах от Тернополя. Несколько квадратных километров между селами Великий Ходачков и Млынки были устланы трупами немецких и советских солдат, усеяны чадящими кострами танковых остовов.

Если 14 апреля немцы наступали группами по 28-30 танков, то 15 апреля, пытаясь переломить ход сражения, ввели в бой сразу 52 танка. Главный удар пришелся по позициям 1-й роты 3-го батальона 53-й танковой бригады. Не имея возможности противостоять немецким “Тиграм” в открытом бою, советские экипажи активно маневрировали и старались вести огонь из мобильных засад.

Ожесточение боя дошло до того, что танкисты сражались даже в горящих “тридцатьчетверках” и если успевали покинуть машину до взрыва боезапаса, то продолжали бой с немцами в пешем строю. Именно так погиб командир взвода гвардии младший лейтенант Виктор Чалдаев. В боях 14-15 апреля он уничтожил девять танков и пять БТРов противника, и, окруженный в подбитой машине немецкой пехотой, сгорел заживо вместе с экипажем, предпочтя смерть плену. Его товарищ гвардии лейтенант Николай Карпенко уничтожил в бою четыре танка и два БТРа, а когда загорелась машина, покинул Т-34 и, раненый, подорвал еще один немецкий танк гранатой.

«Тигров» побили «сталинки»


ИСТЕКАЯ кровью, теряя технику, советские танкисты отступили к селу Почапинцы, где заняли оборону вместе с пехотой и артиллерией. В танковой бригаде на тот момент осталось всего девять “тридцатьчетверок”.

Понимая, что в сражении наступает кризисный момент, генерал-лейтенант Панфилов ввел в бой свой последний резерв — 11-й гвардейский тяжелый танковый полк, вооруженный новейшими тяжелыми танками ИС-2 (“Иосиф Сталин”). Боевые машины заняли оборону на западной и юго-западной окраинах Почапинцев. Первая атака противника началась в 10.30 16 апреля, но 25 немецких танков и два батальона мотопехоты смогли лишь немного потеснить наших танкистов. В 16.00 в бой пошли уже 40 машин противника. В этот “момент истины” в сражение вступили до того не обнаруживавшие себя танки ИС-2. Их мощнейшие 122-милиметровые орудия Д-25Т с дистанции 1500 — 2000 метров открыли внезапный огонь по тяжелым танкам противника. В ходе первого же огневого удара было сожжено три “Тигра” и десять “Пантер”. Остатки фашистской танковой группы отступили. К этому времени уже было известно о том, что советские войска полностью освободили Тернополь, а вырваться из окружения удалось лишь 55 немецким солдатам.