№ 61 от 06 апреля 2011 г.

Забыть «разносы и дурости»?

Новые песни о старом

ПОСЛЕ ТОГО как “европеец” Катеринчук предсказал, что Азарова сменит Ющенко, его так “разволновали”, что он лег в Феофанию отдышаться. Просто Катеринчук в приступе недержания речи ляпнул то, что должно скрываться до поры. Но дело-то движется. Вот уже Янукович подписал указ о назначении на должность замглавы президентской Администрации Марины Ставнийчук, бывшего юриста Секретариата Ющенко. Она же наш представитель в Венецианской комиссии. В той самой, где буквально вчера “зарубили” на корню довольно робкий закон о статусе русского языка.

Причем замечательное в истории с украинским законом о русском языке, что в Венецианскую комиссию вообще не нужно никаких законопроектов посылать, эта контора суть “независимый форум по обмену идеями в правовой сфере”. Европейское конституционное наследие распространяет. Но очень выборочно и с тройными стандартами. Может так повернуть свою рекомендацию, а может этак — в зависимости от политической конъюнктуры в ЕС. Но у нас ее рекомендации почему-то всегда воспринимаются как руководство к действию. Отчасти от въевшейся веками привычки к раболепию.

Но Бог с ней, с комиссией, речь о Ставнийчук. Уж не знаю, какой она конституциональный юрист, но “оранжевая” однозначно. Говорят, “ющенковскую Конституцию” именно она готовила. Теперь, надо ожидать, будет на пару с Кравчуком рисовать нам новую Конституцию “от Януковича”. Только, кажется мне, как ни называй то, что соорудят эти проверенные временем “демократы”, все равно получится не то, что нужно Украине, а то, что нужно Вашингтону.

Но более всего в назначениях Ставнийчук, а ранее Балоги интересны пояснения верхушки регионалов, которые явно озвучивают мнение Януковича. То есть придают ему, мнению, внятный и оправданный смысл. Вот лидер фракции ПР Александр Ефремов, например, нашел такие слова: “Президент просто привлекает хороших и подготовленных профессионалов в той или иной сфере. И поэтому такое назначение можно только приветствовать. И в целом нужно привлекать специалистов, независимо от политической принадлежности, где и кто был. Мы не разделяем общество в зависимости от этого. И вообще общество нужно объединять. И нам нужно забыть ту дурость, которая была в 2005 году, когда все поголовно увольнялись, учитывая политический окрас. У нас другие принципы”. Довольно оригинальная трактовка “объединения страны” через призыв забыть “оранжевую” дурость! Забыв “дурость”, мы сразу получаем стопроцентный шанс на ее повторение.

Еще один штатный соловей — Михаил Чечетов — пошел даже дальше, явно подготавливая почву для полной реабилитации Ющенко, но, как всегда, сделал немало логических промашек: “Да, в третьем туре президентских выборов тогда у Януковича украли победу, но народ в итоге, когда “оранжевые” пустили страну вразнос, дал свою оценку. Народ не проголосовал за Ющенко. И это высшее ему наказание”. Не малое ли наказание получается за то, что страну пустили вразнос?! Если теперь уже “голубые” пустят страну в еще больший разнос, что произойдет, по Чечетову? Народ не проголосует за Януковича, а следующие за ним племенные вожди призовут “забыть ту дурость, которая была в 2010 году”? И все повторится сначала. Если страна выдержит, конечно, что очень сомнительно. Или Янукович с регионалами считают, что они пришли “навек к нам поселиться, реформы взяв, любимые притом”...

А вот опросы населения показывают, что у Януковича с симпатиями населения на первом году правления дела обстоят значительно хуже, чем у того же Ющенко в аналогичное время. И разве не закрадывается в тугие региональные головы простая и лежащая на поверхности мысль, что все эти “оранжевые” специалисты суть засланные казачки, грызущие изнутри?!

Мать-кормушка

В НАШЕЙ СТРАНЕ публичная деятельность политиков должна подтверждать деятельность подковерную, тайную. Традиция такая. Когда пресс-служба президента рассказывает, что “президент встретится с представителями аграрной отрасли для того, чтобы обсудить ход земельной реформы в государстве, чтобы взвесить все за” и “против”, чтобы выслушать мнение именно тех людей, которые работают на земле”, становится понятно, что земля приговорена к продаже. Особенно ясно это выразилось в невинной, почти протокольной фразе: “Украинские черноземы — это наш золотой земельный запас, останутся ли они в руках людей, которые работают на нашей земле?”, — спросил Янукович на встрече с Николаем Азаровым”.

Детский сад какой-то, вопросы из песочницы. Президент большой страны демонстрирует неадекватную наивность в разговоре с премьером, которого он же назначает. Что же у нас получается, если продолжить этот “разговор”? “Нет, не останутся, — сказал бы, предположим, Азаров, будь он государственным мужем уровня Столыпина. — Нет у людей денег, чтобы землю купить, нет в стране Земельного банка, который бы дал целевой кредит под заложенную в банк землю или под будущий урожай. А вот у транснациональных корпораций денег навалом, они все и скупят”. Но Янукович знает, что такого ответа от Азарова не будет, что он поддакнет, а когда земля пролетит мимо “людей, которые работают на нашей земле” (как и задумывалось), Азарова можно снять — не справился с поручением.

Догадки мои отчасти подтвердил Петр Порошенко, который, по слухам, уже владеет порядочным “клином” черноземов. “Для того, чтобы у украинского собственника не забрали землю, должен быть создан общегосударственный земельный кадастр. А его со­зданию мешает искусственное препятствование теми, кто хочет в “мутной воде” словить криминальную “легкую рыбку”, — сказал он. И добавил еще одно очень важное: “Там нет никаких дискуссий, нет никакой сложности — государство уже 10 лет принимает помощь из всех иностранных фондов и ничего не создает. Поскольку на сегодняшний день недостаточно политической воли для того, чтобы создать земельный кадастр”.

Прав Порошенко, земельный кадастр создаст, как минимум, прозрачность предлагаемой купли-продажи. А прозрачность создаст контроль. И тогда прощайте, “откаты”, искусственная путаница между черноземами и суглинками, землями сельскохозяйственного назначения и промышленного. Проще — кадастр уберет “кормушку”! Вот и нет политической воли, когда есть воля набить утробу.