№ 109 от 02 августа 2006 г.

Тайна золотого чемоданчика

ОБ удивительной судьбе “золотого чемодана” с сокровищами Керченского историко-археологического музея “Рабочая газета” писала еще в советское время. Тогда одним из первых на призыв краеведов откликнулся советско-американский фонд “Культурная инициатива”: там блеск золота заметили сразу. Правление фонда признало проект перспективным и прислало бланки с весьма обнадеживающими графами “запрашиваемые средства в долларах”, “запрашиваемая техника и оборудование”. Грянувший развал Союза спутал все карты.

За последнее время за поиск чемодана, вывезенного в годы Великой Отечественной войны на Тамань, брались и донецкие экстрасенсы, и крымская экспедиция “Омега”, и кубанская экспедиция “Магнитуда”. Особо похвастать пока нечем. А как сегодня, ищут клад или нет? На этот вопрос читателей мы попросили ответить нашего постоянного автора, заслуженного журналиста Крыма Владимира Куковякина, который следит за ходом событий.

Сегодня все тихо. Понятно, с чем это связано: Россия нынче — ближнее зарубежье, чужих кладоискателей там не слишком жалуют. У российских музейщиков, как и у наших, нет средств. Энтузиасты и “черные археологи”, не располагая нужными документами, успокоились. Бизнесмены и прочие “крутые” участвуют только в быстрых проектах: с утра деньги вложил в дело, назавтра торопятся подсчитывать прибыль. В итоге керченское золото блестит уже не так заманчиво, как прежде.

Напомним жителям, что было в чемодане, вывезенном осенью 1941 года через Керченский пролив на кубанское побережье: “Семьдесят понтийских и боспорских монет митридатовского времени, то есть II-I веков до нашей эры из Тиритакского клада, обнаруженного при раскопках в 1935 году. Далее — золотые бляшки с изображением скифов, пьющих вино из рога; коллекция пряжек средневековья из семнадцати штук; всевозможные браслеты, серьги, кольца, перстни, подвески с изображениями грифонов, сфинксов, львов; медальоны с изображениями Афродиты и Эрота; маски, бусы, пояса, золотые иглы и лепестки. Наконец, пантикапейские монеты червонного золота, золотые боспорские монеты греческого и римского времени, генуэзские, византийские, турецкие, русские монеты, медали, древняя иконка и многое другое. Предметы в количестве 719 штук из золота и серебра. Все — неповторимые памятники мировой культуры!”.

Подробный перечень приведен в надежде на то, что хоть кто-нибудь да заинтересуется. Дело не только в золоте, не только в оценочной стоимости в миллионы долларов. Ученые утверждают, что эти изделия способны украсить любую коллекцию. Аналогов в мире нет. Не случайно, когда у кубанской станицы Спокойная мальчишки нашли в лесу большую золотую пряжку, специалисты мгновенно определили — она из легендарного клада.

Сегодня отслежен весь долгий путь “золотого чемодана”. Сначала из Керчи он попал в Армавирский горисполком, где при взрыве бомбы были уничтожены другие привезенные ящики с архивными и научными материалами. Перед приходом немцев в город летом 1942 года музейное достояние передали партизанам.

Вообще “месту №15” (так для секретности чемодан числился в описи) везло. При переправе через Керченский пролив груз не утонул, хотя бомбили с воздуха сильно, в Армавире не сгорел, гестаповская зондеркоманда до него не добралась, чиновники и партизаны по золотой штучке на память не растащили (это уже моя, “перестроечная” версия, в  советские годы такое бы и в голову никому не пришло).

Коллеги из краснодарской газеты и исследователи написали мне в ответ на запрос: “К сожалению, мало кто уцелел из Спокойненского партизанского отряда. В конце 42-го года фашисты стали прочесывать окрестности, следили за лесами с самолетов. Бойцы разжигать костры не рисковали, а мороз давал о себе знать. Немцы взяли наших бойцов в кольцо. Партизаны прорывались к своим по два-три человека. Одна из групп зарыла чемодан. О нем знал очень ограниченный круг лиц. Жаль, что упущено время, однако при современной аппаратуре вероятность успешного поиска достаточно высока. Сейчас есть приборы, реагирующие только на золото. Железо, оставшееся в земле с войны, они не фиксируют. Значит, шансы есть”.

Пока внимания к “золотому чемодану” маловато. Как литераторы порой пишут “в стол”, так и историки аккуратно собирают по крупицам досье, уповая на будущее. Время от времени появляются новые факты. Исследователь Николай Цыпченко опросил всех краеведов и местных жителей станицы Спокойная. Исследователь Евграф Кончин разыскал начальника штаба партизанского отряда Михаила Комова. Несмотря на свои восемь десятков лет, дед припомнил давние события, дал примерные координаты захоронения и добавил, что существовала карта с более точной отметкой. Ее увезла в Ленинград после войны жена командира отряда Соколова. Может, там искать главную ниточку?

История не раз доказывала, что со временем распутывались и не такие загадочные узелки. Нашлось же в госархивах свидетельство директора Керченского историко-археологического музея Юлия Марти, который и вывозил через пролив все “19 мест”, включая уникальное “место № 15”. Настоящий ученый! Чего только стоит его горестный возглас: “Дневники, записи и прочие научные документы экспедиций пропали безвозвратно. И это — страшный удар по моему музею, невозвратимый урон!”.

О золоте он не вспомнил...

Крым.