№ 53 от 25 марта 2011 г.

Марсианские хроники

Политдозор

Правосудие по-украински

ВЫЗОВ на допрос Леонида Кучмы и взятая с него подписка о невыезде вызвали большой ажиотаж и возродили много несбыточных “надежд Майдана”. В то же время все “предельно демократические” грантовые журналисты напрочь забыли, что именно убийство Гонгадзе дало старт “оранжевой революции”, созданной и оплаченной в США. Повылезали с комментариями все наши живые скелеты из шкафов — и Мороз, и Мельниченко. Отсутствие “координирующих указаний” из вашингтонского обкома делает их комментарии противоречивыми и даже смешными. Мороз, например, как более опытный политический деятель, понимает, что “пленки Мельниченко” не могут служить доказательством в суде. Поэтому сразу заявил, что вопрос аутентичности “пленок Мельниченко” не имеет большого значения. А сам Мельниченко, понимая, что проходят его самые последние звездные секунды, даже настаивает на очной ставке с Кучмой. Вот эта самая очная ставка, которая была подстроена Генпрокуратурой в первое же посещение Кучмой этого почтенного заведения, но не состоялась, и есть самое постыдное в этой истории.

Начнем с азов. Что такое вообще “очная ставка”? Это “одновременный допрос двух ранее допрошенных лиц при наличии в их показаниях существенных противоречий. Цель очной ставки — устранить эти противоречия и выяснить их причину”. Что должна подтвердить или опровергнуть очная ставка Мельниченко — Кучма? Подтвердить личность Кучмы? Подтвердить, что Кучма отдавал приказ об убийстве Гонгадзе, а Мельниченко стоял рядом и все слышал? Так этого эпизода нет даже на самопальных пленках. В качестве кого на очной ставке будет фигурировать Мельниченко? Если свидетеля, то свидетеля чего? И вообще, как выглядит Мельниченко с точки зрения прокуратуры, которая якобы следит за соблюдением Закона? Ведь, согласно букве Закона, он самый настоящий преступник, нарушивший, как минимум, три статьи Уголовного кодекса, — вот бы где нашим западным демократам заметить выборочное правосудие. Если предположить такую фантастику, что Генпрокуратура служит исключительно Закону, а ее следователи резко “копают” по “делу Гонгадзе”, стремясь найти истину, у нас бы пришлось отдельно еще одно СИЗО строить. Причем Мельниченко и Мороз были бы в первых рядах конвоируемых.

Пока идет этот фарс под названием “дело Кучмы”, вернемся на нашу грешную землю, к делам ежедневного, незаметного “правосудия”. 24 марта в Подольском суде начнется рассмотрение дела о растрате денег при строительстве скоростного трамвая. Умыкнули 30 миллионов гривен. По делу проходят заместитель гендиректора “Киевпастранса” Владимир Асадчий и экс-начальник “Киевгорстроя-2” Сергей Кущ. Они под арестом, в Лукьяновском СИЗО. Их верховный вождь, без которого ни одна денежная мышь в Киеве не промелькнет без мзды, находится вдалеке от богини правосудия Фемиды. Поскольку ограбил город дочиста, но поделился. С кем? С тем, с кем надо. Да и с “трамвайщиками” дела обстоят не так уж плохо. Как сообщает ForUm, “источники в силовых органах предполагают, что Асадчий и его подельники могут выйти прямо из зала суда на свободу, отказавшись от своих показаний”.

А в Донецкой области, на родине нашего гаранта, судью, сбившего машиной 18-летнюю девушку прямо на пешеходном переходе, оправдали. Прокуратура Донецкой области провела три автотехнические экспертизы, которые убедили прокуроров, что погибшая девушка сама бросилась под колеса судейского джипа. История недавняя, но напомню: авария случилась на улице Гагарина, в центре города Тореза, на глазах у десятков свидетелей. В момент наезда девушка вышла из магазина и начала переходить дорогу по пешеходному переходу. Свидетели говорят, что судья был пьян и с места происшествия скрылся до приезда милиции. Теперь в связи с тем, что председатель местного суда оправдан по всем статьям, нельзя исключить, что он подаст иск на родителей девушки, чтобы ему возместили моральный ущерб и устранили повреждения, нанесенные его джипу. В такой стране, с такими прокурорами и с такими судьями, может быть все что угодно. Все, что угодно им. А этот судья продолжает судить...

Дурень думкою багатіє

НАШЕМУ замечательному премьеру, знатоку украинского языка и большому реформатору от МВФ, теперь навечно принадлежит наполеоновская фраза: “Украина могла бы диктовать цены на рынке нефтепродуктов”. Частица “бы” относится к мечтаниям премьера, которыми он поделился на национальном собрании депутатов советов всех уровней от Партии регионов. Мечтания логично вытекли из сообщения Азарова, что уже в этом году страна начнет разведку новых залежей нефти. Попробую как можно логичнее развить резвые мысли премьера: разведаем нефть, вложим огромные деньги, которых у нас нет, подождем лет 15-20 (которых у нас, похоже, тоже нет), достигнем уровня добычи 70 процентов необходимой Украине нефти и немедленно начнем диктовать “свои цены на рынке нефтепродуктов”. “И запируем на просторе”. Сильный у нас премьер, а вот с фантазией у него слабо. Почему бы не помечтать о добыче нефти на Марсе и переброске ее в Украину в управляемых астероидах. Да в Арабских Эмиратах или в той же России просто повесятся от зависти. Им такое гениальное решение и в голову не приходило.