№ 42 от 10 марта 2011 г.

Непоэтические страсти

Вчера чествование дня рождения Тараса Шевченко в Киеве не обошлось без провокаций со стороны правых радикалов, неадекватно отреагировавших на цветы поэту от коммунистов.

ТРАДИЦИОННО 9 марта к памятнику поэту в парке напротив красного корпуса Национального университета имени Шевченко возлагаются цветы. Инцидент произошел, когда с венком подошли представители Компартии Украины. К счастью, в этот раз обошлось без потасовок, как в 2007 году. Увидев левых, националисты тут же начали вопить: “Комуняку на гілляку”. В первых рядах орущих — вандал Коханивский, снискавший дурную славу разрушением советских памятников в Киеве. Не обращая внимания на выкрики и не поддаваясь на провокации, коммунисты спокойно возложили цветы.

Интересно, что к памятнику Коханивский с компанией пришел без своего любимого инструмента — кувалды, которой он крушил “наследие тоталитаризма” в столице. А мог ведь, учитывая, что и памятник поэту — самое настоящее “наследие тоталитаризма”. Об этом сегодня не любят вспоминать, но скульптура напротив университета — работа классика социалистического реализма и лауреата трех Сталинских премий Матвея Генриховича Манизера. Да и сам университет свое сегодняшнее имя получил во времена “клятой империи”.

К самому Тарасу Григорьевичу тоже могут возникнуть вопросы. Например, по поводу его повести “Прогулка с удовольствием и не без морали”, где он писал крамольные по нынешним временам слова: “Выходит, что идея о коммунизме не одна только пустая идея, не глас вопиющего в пустыне, а что она удобоприменима к настоящей прозаической жизни. Честь и слава поборникам новой цивилизации”. Произведение, кстати, как и практически вся проза Шевченко, написано на русском, а значит, в терминологии коханивских — на оккупационном языке.

— Тарас Григорьевич Шевченко — поэт, который принадлежит украинскому и русскому народу одновременно, — сказал корреспонденту “РГ” после возложения цветов секретарь ЦК КПУ Георгий Буйко. — Он делал все, чтобы восточнославянская цивилизация развивалась и стала явлением в мировой истории.

С этими словами можно соглашаться или спорить. Но в любом случае Тарас Шевченко — фигура самобытная и неординарная. К нему можно относиться по-разному. Одни любят его стихи, другие — повести, третьи восторгаются картинами, кто-то совсем равнодушен. Но в чем Шевченко не нуждается однозначно — так это в защите со стороны мракобесов национал-патриотического разлива. А тем более в приватизации его памяти.