№ 37 от 26 февраля 2011 г.

Укротитель хищников

Человек труда
Цирк — неотъемлемая часть биографии знаменитого дрессировщика, ныне директора Киевского Национального цирка, народного артиста СССР Владимира Шевченко. Арене Владимир Дмитриевич отдал без малого 50 лет.

Я работал с дядей Юрой


—Я РАБОТАЛ с самим дядей Юрой! — с гордостью говорит Шевченко. — Он был уникальным человеком. Добрейшей души и порядочности. Скольким людям помог! Я не знаю артиста цирка, который сказал бы о нем хоть одно плохое слово. Он называл меня сынком. Однажды в Минске мои хищники порвали меня, и я попал в реанимацию. Дядя Юра сразу же позвонил и предложил помощь.

Дядя Юра — это Юрий Никулин, в ближайшее окружение которого входил на правах младшего коллеги Владимир Дмитриевич. Сегодня легендой цирка стал он сам.

Лицом к арене

НА ОДНОЙ из пресс-конференций Шевченко сказал, что никогда не садится спиной к арене. По его словам, это старинная традиция цирковых актеров, людей экстремальной профессии. Таким вот образом проявляется уважение к манежу, на котором случалось всякое — и веселое, и очень печальное. Арена — святое место в цирке.

Проблем с выбором экстремальной профессии у Шевченко не было. Лицом к арене он повернулся в раннем детстве, ибо вырос в цирковой семье. Отец Дмитрий Терентьевич Шевченко, уроженец Одессы, был воздушным гимнастом, а после войны стал дрессировщиком, кстати, первым украинским укротителем хищников. Мать работала, как говорят в цирке, с экзотикой — с мелкими животными. Впервые отец завел Владимира в клетку, когда тот был первоклас­сником, с 14 лет он заходил туда уже самостоятельно. Окончил цирковое училище в Москве. И пошло-поехало. “Вся жизнь — в клетке”, — шутит Владимир Дмитриевич.

Бывало ли страшно? Конечно.

— Любой человек экстремальной профессии вам скажет,
что только идиот ничего не боится, — говорит прославленный дрессировщик. — Работа с хищниками предполагает травмы. Даже домашняя кошечка царапается, а здесь "кошечка" 250 килограммов весит. Клыки, когти. Главное в нашей работе — оценивать ситуацию в доли секунды. Растеряешься — пиши пропало.

Доставалось от “кошечек” Шевченко не раз и довольно серьезно. Но рассказывать об этом Владимир Дмитриевич не любит.

В поисках утраченного


У ВЛАДИМИРА ШЕВЧЕНКО масса званий и титулов. Но более всего он гордится званием народного артиста СССР. “Это сейчас: спел песенку — и ты уже народный артист”, — говорит он. Да и лучшие воспоминания связаны у него с советским цирком, который, по словам Владимира Дмитриевича, действительно был лучшим в мире.

— Это была самая большая цирковая держава. “Союз­госцирк” объединял 60 стационарных цирков. Эмблемой был Большой Московский цирк, который покорил весь мир. Я горжусь тем, что выступал в программах Большого Московского цирка. Тогда не деньги считали, а занимались творчеством. Каждый год что-то новое придумывали. Выпускали новые номера, новые трюки. Цирковое училище в Москве готовило артистов с таким расчетом, чтобы люди сразу получали работу.

У меня одновременно выходили 18 животных — тигров и львов. Цифра по теперешним временам немыслимая. Сегодня попробуйте столько прокормить! Каждому тигру ежедневно подай восемь килограммов мяса. Умножьте на 18. При Союзе это обеспечивалось. Мясо отпускалось по 29 копеек за килограмм. А билет в цирк стоил 2 рубля. Это было рентабельно.

Но самое главное, что распад Союза повлек за собой распад многих цирковых коллективов, многих замечательных номеров. Разъехались артисты по национальным квартирам. В результате мы потеряли целое поколение. Элита в силу возраста ушла, а замены нет.

Последние пять лет мы стремимся возродить уровень, утраченный с развалом Союза. Надеюсь, последние наши программы ему уже соответствуют. К тому же стараемся составлять программы так, чтобы в них было нечто свежее, чего киевляне еще не видели. А еще за эти годы поставили пять детских программ, которые идут с большим успехом.

Когда не знаешь, что делать, делай шаг вперед


Я СПРОСИЛ у Владимира Дмитриевича, доволен ли он своей судьбой.

— Если бы надо было начинать заново, я бы все повторил, — говорит мой знаменитый собеседник. — Мне не стыдно за прожитые годы. Отец говорил мне: уважай себя, и тебя будут уважать другие. Простой закон жизни. Ну и второе — когда не знаешь, что делать, делай шаг вперед. Мы с женой однажды решили посадить тигров на лошадей. Жена спрашивает: “А ты когда-то делал это?” — “Нет”, — говорю. Но сделали!

Фото Наталии РЕКУНОВОЙ.