№ 34 от 23 февраля 2011 г.

Дега и другие

Событие

Главным событием Пятого Большого скульптурного салона, проходящего в Национальном музейном комплексе «Мистецький арсенал», стала демонстрация полного собрания скульптур французского импрессиониста Эдгара Дега. Внушительная коллекция работ мастера экспонируется в отдельном зале. Остальное пространство музея отдано тридцати известным скульпторам, работы которых отражают палитру тенденций современной украинской пластики.

Сомневаюсь я, однако
УВЕРЕН, даже многие искушенные любители искусства не подозревали, что Дега, гениальный импрессионист, автор знаменитых «Голубых танцовщиц», был еще и скульп­тором. А был-таки. Правда, «подпольным». Потому что при жизни из 74 скульптур, представленных в «Арсенале», Дега выставлял только одну – «Юную танцовщицу», занимающую в экспозиции почетное место.

Фразу «Сомневаюсь я, однако» слышал на открытии салона не раз. Дело в том, что сам Дега в бронзе не работал. Все скульптуры – это отливки с восковых оригиналов, действительно сделанных художником. С этим связано наличие многочисленных скептиков, которые считают, что это Дега и в то же время не Дега. Таких бронзовых комплектов насчитывается в мире около тридцати. В принципе можно тиражировать их до бесконечности. Но возникает проблема подлинности. Считать копию оригиналом или не считать? Мнения самих скульпторов на этот счет различны. Один из моих собеседников, например, сказал так:

– Если я леплю фигуру из пластилина, а потом она отливается в бронзе – разве не я автор?

Как бы то ни было, в бронзе увековечены скульптурные опыты Дега, который, как и в живописи, посвятил себя в этой области двум стихиям – танцовщицам и лошадям.

Балет Дега – это взгляд на предмет изображения словно «через замочную скважину» (его слова). Эффект «подсмотренности», бытовизма – такое же свойство пластики Дега, как и в его картинах. Тут уж в подлинности сомневаться не приходится. Полагаясь на собственное чутье, он добивался выразительной передачи моментального движения, неожиданных поз. Танцовщица, поправляющая шнуровку на своем трико, танцовщица, рассматривающая стопу правой ноги, танцовщица, вытирающая правый бок, танцовщица, надевающая чулки, танцовщица, укладывающая волосы, – таков балет Дега. Он, конечно, поэт и романтик. Но поэт и романтик обыденности. Замечу, однако, что (мнение субъективное) бронза утяжеляет натуру, лишает ее воздушности, так хорошо знакомой нам по картинам мастера.

Нам есть что показать

ВСЕГО разнообразия современной украинской скульптуры, представленной на салоне, не описать. Ясно одно – есть что показать нашим мастерам. Скажу лишь о двух скульп­торах, работы которых привлекли особое мое внимание, вовсе не утверждая, что другие внимания не заслуживают.

Первый – Валерий Пирогов, работающий в бронзе, дереве и терракоте. Особенность его стиля – раскрашивание скульптур. По словам художника, это давняя народная традиция российской, если точнее, пермской деревянной скульптуры. Что дает раскрашивание? На мой взгляд, иллюзию жизненности и теплоты.

А вот плексигласовые женщины Анатолия Ротара (технология сложнейшая!), напротив, холодны, неприступны, но все же прекрасны. Мимо них пройти трудно.