№ 31 от 18 февраля 2011 г.

Пилюля для медицины

Реформа здравоохранения

Донецкая область превращается в испытательный полигон. Именно такое впечатление производят инициативы властного олимпа, направленные на апробацию в регионе проектов пенсионной, административной, медицинской реформ. Подготовка к последней идет семимильными шагами, а потому особо волнует народ.

От расцвета до упадка

НЫНЕШНЕЙ Украине в наследство от СССР досталась прекрасная система здравоохранения. Она была построена на принципах, предложенных первым наркомом здравоохранения РСФСР, академиком Николаем Семашко. Все люди, независимо от их имущественного статуса, имели равные права на обслуживание в поликлиниках и больницах. Именно система Семашко помогла обуздать в стране эпидемии, организовать действенную медицинскую помощь. Эффективность ее подтверждается еще и тем, что после ее становления, в период с 1926 по 1972 год, продолжительность жизни советского человека, несмотря на потрясения и войны, увеличилась на 26 лет.

Опыт советской медицины изучали многие страны мира, ВОЗ рекомендовала широко внедрять его в жизнь. Куба, например, пошла по этому пути. Теперь по интегральному показателю объема услуг здравоохранение Острова Свободы является одним из лучших в мире.

Однако критики всех мастей со времен горбачевской перестройки методично заявляют о недостатках системы Семашко и лицемерно замалчивают, что сегодня главной ее бедой является хроническое недофинансирование.

Ныне расходы на медицину в Украине составляют около 2,5 процента ВВП. Между тем известно, что если страна выделяет на здравоохранение меньше пяти процентов ВВП, то отрасль ждет упадок. Именно это у нас и произошло: высокий уровень смертности, низкий уровень продолжительности жизни, разгул эпидемий.

Большинство больниц поражают убогостью. Скажем, в медучреждениях Донецкой области для рядового пациента не всегда можно найти вату, зеленку, йод. Дефицитом становятся и сами врачи, которые зачастую меняют клятву Гиппократа и низкую зарплату на финансовую стабильность. Теперь в сельской местности на несколько населенных пунктов порой встречается лишь один терапевт. О качественном лечении в такой ситуации остается только мечтать. Такой выход вроде бы предлагает грядущая реформа.

На пути к улучшению


ОСНОВНУЮ ее цель – улучшение качества медицинской помощи населению – читателям «РГ» поясняет начальник отдела реформирования здравоохранения и обеспечения лекарственными средствами Управления охраны здоровья Донецкой области Светлана Турупалова. По ее словам, советская модель здравоохранения в условиях рыночной экономики эффективной быть не может, поскольку инфраструктура больниц отличается чрезмерной специализаций, параллельными системами ведомственного подчинения и финансируется зачастую в зависимости от количества койко-мест. В итоге возникают проблемы распыления ресурсов и низкого качества медпомощи.

Кроме того, больницы часто представляют собой конгломерат. В них есть разные отделения. Например, терапия относится к первичному уровню медпомощи, а хирургия – к вторичному. Как отмечает Светлана Юрьевна, львиной доле больных (до 85 процентов) необходима помощь на первичном уровне, где сейчас находятся лишь 15 процентов больничных средств, в то время как 85 процентов финансов уходит на вторичный и третичный уровень, где есть стационары. Это не совсем правильно, поэтому одной из главных задач реформирования является разделение уровней и перераспределение финансовых потоков. На «первом этаже» медицины необходимо создание сети учреждений преимущественно в виде амбулаторий общей практико-семейной медицины, в дальнейшем – центров первичной медико-санитарной помощи, где между пациентом и врачом будут заключаться договора.

«Этажом» выше предусматривается улучшение качества вторичной медицинской помощи, повышение эффективности использования имеющихся ресурсов, устранение неоправданного дублирования медицинских услуг путем создания госпитальных округов, включающих многопрофильную больницу интенсивной помощи. Эти округа должны содержать 90 процентов близлежащих стационаров и учреждения, которые дифференцированы по интенсивности оказания медицинской помощи.

На третичном уровне, возможно, научный потенциал вузов будет объединен с ресурсами областных больниц и созданы университетские клиники. Они станут базой для оказания медицинской помощи, приоритетных научных исследований, проведения до- и последипломной подготовки кадров. При этом финансирование на каждом уровне будет существенно различаться: на первичном – метод подушного финансирования, на вторичном и третичном – метод «глобального бюджета».

Светлана Турупалова подчеркивает, что в процессе реформирования в Донецкой области больницы закрываться не будут и врачей никто увольнять не станет.

Сомнительные прелести

МЕЖДУ ТЕМ губернатор Донецкой области Анатолий Близнюк выразил уверенность, что очень многим руководителям разных уровней здравоохранения реформа «не понравится и будет большое сопротивление, но мы будем приходить к людям и показывать, что это делается в их интересах».

Население воспринимает реформы без энтузиазма. У народа со времен Горбачева стойкая аллергия на реформы, поскольку ни одна из них на протяжении последних десятилетий успехом не увенчалась. Очень настораживает и то, что финансирование медицины в условиях ее реформирования по сравнению с прошлым годом существенно не увеличилось. При этом основные фонды – здания, оборудование, автопарк – изношены на 50 процентов. Вот и возникает подозрение, что здравоохранение области под ширмой реформы попытаются втиснуть в прокрустово ложе финансирования. Возможно, часть учреждений ликвидируют, а содержание оставшихся, используя нововведение (заключение договоров между пациентами и врачами), частично переложат на плечи населения. В такой ситуации продекларированные цели реформы выглядят весьма сомнительно.

Донецк.