№ 24 от 09 февраля 2011 г.

«Счастье со мною не разминулось...»

“А все потому, что я к нему сильно стремилась, — говорит бывшая оплетчица киевского завода “Укркабель”, Герой Социалистического Труда Софья Ивановна Девятова. — Хотя могло быть иначе”.

Многожильная

– НА РАБОТУ меня не хотели брать, — вспоминает Софья Ивановна. — Подала я начальнику оплеточного цеха направление отдела кадров, а он, окинув взглядом мою худющую фигуру, как закричит: “Чем эти кадровики думают? Ты же от ветра шатаешься!” А как мне было не “шататься” после двух голодовок — 1933 и 1947 годов и военных лет.

“Что же ты можешь?” — спрашивает начальник цеха. “Все, что поручите, — отвечаю. — Только возьмите”. Тут работало несколько женщин из нашего села Савинцы, что на Хмельнитчине. Они за меня вступились. “Вы не смотрите на ее худобу, — сказала Мария Кодашкова, — она своими руками построила из глины и деревянных брусков большой сарай. Отец с фронта инвалидом вернулся, так Соня всю работу по хозяйству тянула. Она многожильная...”

Поставили девушку у станка рядом с опытной оплетчицей. Поручили обматывать кабели пряжей. И она это испытание выдержала. За смену, бывало, накручивала до 500 бобин. Сначала работала на 10 станках, потом — на 20, затем “впряглась” в 50 станков.

— А технология была очень сложная, — продолжает Софья Ивановна. — Сначала делали резину для оболочки электропровода, потом оплетали ее хлопчатобумажной пряжей. Станки старые. В воздухе — запахи лака, ацетона, шум... Но, несмотря на все это, завод выпускал проводку, отвечающую мировым стандартам, ее отправляли на экспорт.

Сама удивлялась, откуда силы берутся. Так происходил ее профессиональный рост — от оплетчицы до мастера, старшего мастера и наладчицы оборудования. Вскоре на базе своей бригады коммунистического труда организовала школу передового опыта, учила молодых. Ее признали лучшим наставником Киева. Свой личный план выполнила не за семь, а за пять лет.

И засияла Золотая медаль


– СОФЬЯ Ивановна, вы на себе ощутили, как высоко в советское время ценился честный труд. Помните, когда вам присвоили звание Героя Социалистического Труда?

— Такое не забывается. Это событие в одном ряду с днем принятия в партию. Ему предшествовала первая мартовская ласточка, как я ее называю, — медаль “За трудовую доблесть”. А указ о присвоении звания вышел 8 сентября 1966 года. Накануне осведомленные руководители начали намекать: шей, Соня, новый костюм или платье, скоро пригодится.

И вот однажды возвращаюсь утром после третьей смены. Уставшая, собиралась отдохнуть. Вдруг раздается стук в дверь. Что за гости в такую рань? Набрасываю халат, открываю и чуть не падаю в обморок. У порога — директор завода, секретарь парткома и председатель профкома. Не дав мне даже слова сказать, они втроем торжественно, по-левитански зачитывают телеграмму из Москвы с сообщением о присвоении мне этого высокого звания с вручением ордена Ленина.

Днем в механическом цехе собрался чуть не весь завод. Выступающие хвалят за хорошую работу, благодарят родителей за трудолюбивую дочь. А я от волнения еле сдерживаю слезы. В ответном слове поблагодарила коллектив, в котором посчастливилось работать. Назвала и начальника цеха Михаила Сергеевича, рискнувшего доверить станки 18-летней девчонке из села.

Речь моя получилась нескладной. Немногословной я была и в Кремле, когда вручали награду. Дома почувствовала, что некоторые завидуют. Еще бы — 34-летней рабочей с семиклассным образованием такая честь. “Учиться!” — дала я себе команду. Сначала бегала в вечернюю школу, потом окончила заочно институт. Семья не роптала. Муж с дочерью помогали по хозяйству.

Носить звание — это жизнь под микроскопом. К тебе все присматриваются. На секунду опоздаешь — упрекнут, раньше других придешь — начнут коситься, подозревая в выслуживании перед начальством. А кроме работы, куча общественных и партийных поручений — собрания, заседания, съезды, встречи с избирателями. Ее избирали членом горсовпрофа, горкома партии, секретарем первичной парторганизации. Была депутатом городского и районного советов, делегатом XXV съезда КПСС, XII-XIV съездов профсоюзов СССР, Всемирного конгресса женщин в Праге.

«Ромашки спрятались»

— ПОСЛЕ одного заседания XXV съезда КПСС делегаты ужинали в ресторане, — вспоминает Софья Ивановна. — Мне и сидящим возле меня за одним столиком не понравилось исполнение песни одним артистом. Я набралась смелости и попросилась на сцену. Когда закончила петь “Ромашки спрятались”, все присутствующие в ресторане стоя аплодировали, требуя повторить на “бис”. На следующий день ко мне подошли несколько человек и спрашивают: “Это вы вчера пели?” “Да, — говорю, — я. А что?” — “А то, что вы лишили нас ужина. Сбежались повара послушать, как вы поете, а шницели сгорели”. С тех пор меня и называют Ромашкой”.

Кстати, на одном из молодежных вечеров в заводском дворце культуры эта песня познакомила меня с будущим мужем. Я благодарна судьбе за то, что подарила мне замечательного супруга, надежного друга, хорошего семьянина. С ним воспитали прекрасную дочь Наденьку. Завод нам выделил трехкомнатную квартиру. Прожили мы с Федором Ивановичем 48 лет. Он ушел в вечность, не дожив двух лет до золотой свадьбы.

Мужественно перенесла женщина тяжелую утрату. Поддержали друзья, товарищи и участники певческого ансамбля “Мечта”, который они создавали с Федором Ивановичем. Скоро этому коллективу исполняется 20 лет. Ко многим наградам его руководителя Софьи Ивановны добавилась еще одна — орден княгини Ольги III степени...

***

— Сердце кровью обливается, когда проезжаю троллейбусом возле бывшего “Укркабеля”. Нет завода. Новым властям он оказался ненужным. Продали, станки порезали на металлолом, а людей разогнали. Теперь там какое-то развлекательное заведение. А ведь предприятие могло служить Украине. Да еще как! Эх, хозяйнички...