№ 106 от 27 июля 2006 г.

Хотят ли в Грузии войны?

В начале этой недели Грузия перебросила 300 военнослужащих в Кодорское ущелье. Под покровом ночи через российский миротворческий пост в Кодори проследовали десять КамАЗов, в которых находились бойцы спецподразделения. По информации МВД Грузии, в ходе начавшейся полицейской операции в Кодорском ущелье грузинские полицейские разоружили “несколько мелких групп преступников”. По неофициальным данным, мятежный уполномоченный президента Грузии Эмзар Квициани остается в ущелье вместе со своими сторонниками. Из зоны конфликта уже вывезли троих раненых, один из которых находится в тяжелом состоянии. Пострадавшие находятся в больнице города Зугдиди.

Как сообщил бывший руководитель службы госбезопасности Грузии Ираклий Батиашвили, 25 июля вечером в Кодорском ущелье произошло столкновение между подразделениями МВД Грузии и отрядом ополченцев “Монадире” (“Охотник”) во главе с бывшим уполномоченным президента Грузии в Кодорском ущелье Эмзаром Квициани.

Правда, представитель МИДа Грузии Гела Бежуашвили категорически исключил проведение властями военной операции в Кодорском ущелье. Лидер грузинской оппозиционной Республиканской партии Давид Осупашвили заявил, что ему непонятно, зачем власти Грузии пытаются скрыть от общественности информацию о проходящей в Кодорском ущелье спец­операции. Осупашвили уверен, что за бывшим уполномоченным президента Грузии в Кодорском ущелье Эмзаром Квициани стоит какая-то сила, но, по его словам, “власти не должны были поддаваться на эту провокацию”. “К сожалению, президент Михаил Саакашвили своей политикой сам создал ситуацию в Грузии, подходящую для реализации враждебными силами планов по дестабилизации обстановки в стране”, – отметил лидер республиканцев.

Тем временем председатель международного комитета Госдумы Константин Косачев прокомментировал начатую Тбилиси силовую акцию на территории, находящейся в самом центре Абхазии: “война нужна сейчас грузинскому руководству, испытывающему определенные проблемы с исполнением обещаний, которые давались в революционные дни, и очень нужна победа, которая подкрепляла бы нынешний Тбилиси”. Он опроверг утверждения грузинской стороны о некоем “российском следе” в возникновении конфликта между сванами-ополченцами и грузинскими властями. “Кодорское ущелье всегда было под контролем Тбилиси, и Россия никогда не имела никаких рычагов влияния в этой зоне”, – подчеркнул депутат.

Эксперты склоняются к мнению, что Грузия хочет войны и готовится к ней. Все последние шаги грузинского руководства – требования о выводе российского миротворческого контингента из самопровозглашенных республик, постоянные провокации в отношении российских дипломатов и миротворцев и так далее – свидетельствуют об одном.  Склонный к авантюризму политический режим президента Саакашвили нацелился на силовое решение абхазской и осетинской проблемы. По оценкам военных экспертов, 25-тысячная грузинская армия оценивается как самая многочисленная и подготовленная во всем регионе Южного Кавказа. При бедственном положении экономики и социальной сферы, на армию грузинское руководство средств не жалело никогда. За счет сверхмилитаризированного бюджета и помощи западных стран Грузия обладает сегодня самыми современными видами вооружения. Таким образом, военная инфраструктура для ведения войны Саакашвили создана, так же, как и проведена соответствующая информационная и психологическая обработка населения республики. Министр обороны Грузии Окруашвили еще в начале года заявил, что намерен решить осетинскую проблему до конца 2006 года.

По мнению политологов, нарушение мира и статус-кво на Кавказе может привести к политической дестабилизации в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Адыгее, к фундаментальным политическим сдвигам в Черноморско-Каспийском регионе, что чревато серьезными геополитическими последствиями. Эксперты придерживаются мнения, что, не получив отмашки на Западе, Саакашвили не посмеет начать военные действия. В Грузии должны понимать, что никакая западная помощь не спасет грузинское государство от распада. В свое время римский историк Плиний писал, что римляне использовали 130 переводчиков для общения с 500 племенами древней Колхиды. При таком богатом этнографическом наследии весьма сложно сохранить политическое единство страны, да еще с такими амбициями ее лидеров.