№ 230 от 29 декабря 2010 г.

Подарок от балбеса

Федоровна
СКОЛЬКО себя помню, столько помню Федоровну, соседку. Еще в мою юность она казалась мне бабушкой. Маленькая, сухонькая, вся в лучиках морщинок, она была очень доброй. А еще быстрой и бойкой. Такой же она осталась и спустя 20 лет, словно время не властно над ней. Сколько же ей теперь лет?..

С самого заселения дома Федоровна жила одна. Она часто рассказывала о своих детях: сыне и дочке. Вот только почтовый ящик у моей соседки всегда был пуст. Писем бабушке никто не писал, а телефона у нее отродясь не было. Потом, когда появились мобильные, она очень удивлялась изобретению, но себе так и не приобрела: звонить-то некому. Друзья, что остались в живых, навещают ее время от времени. Соседи заходят.

А на экстренный случай, когда здоровье пошаливало не на шутку, была у Федоровны договоренность с соседкой, тетей Тоней. Кровати их стояли через стенку. Случалось, Федоровна ночью постучит в стенку, и Тоня, которая моложе своей подруги всего лет на десять (но зато живет с детьми) поднимается, охая, с кровати, вызывает “скорую” и шаркает к входной двери. Около нее в тумбочке лежат ключи от квартиры Федоровны. Тетя Тоня долго звенит ими в коридоре, пока откроет непослушный замок. Он в конце концов поддается, а тут и врач подходит: станция неотложной помощи в соседнем доме, потому откликаются медики на вызов всегда быстро.

Так что без телефона Федоровна вполне обходилась.

Одиночка
ЗА ДОБРЫЙ нрав, житейскую мудрость и безотказность (за сколькими детьми в подъезде она присматривала, пока родители на работе!) соседи Федоровну любили. И всегда старались помочь ей. Например, собираясь в магазин, непременно заглядывали к старушке:

— Вам что-то надо? Молока полуторапроцентного? А хлеба?

Или:

— Иду платить за квартиру. Давайте квитанции и деньги, я и ваши счета оплачу.

Кому-то в аптеку надо, почему бы старушке не купить лекарств?!

Один сосед взял “шефство” над часами Федоровны: заводит их раз в неделю. Другой — над ножами: подтачивает время от времени.

А Федоровна всех чаем угощает с медом и малиной, детьми, внуками интересуется и про своих рассказывает. Какими смышлеными они были в детстве, как хорошо учились, какие должности занимали.

Собеседники обычно в таком случае старались тему не продолжать, боясь поставить старушку в неловкое положение. У всех нас давно сложилось стойкое убеждение, что никаких детей у Федоровны никогда не было. Хотя встречались и такие, кто верил.

— Да я паспорт ее в руках держала! — убеждала одна из соседок. — Нет там ни штампа о браке, ни дети не вписаны! Одинокая она!

— А ты в своем паспорте запись о детях видела? — с сарказмом возражал ей полковник в отставке с первого этажа. — Паспорт-то у Федоровны, считай, новый! В 90-х годах полученный. А взрослых детей не вписывают!

И то было правдой.

Новый год

В ПРЕДДВЕРИИ каждого Нового года Федоровна украшала маленькую пластиковую елку. К ней имелся набор крохотных игрушечек. А еще накрывала стол. Соседи заходили, поздравляли, звали к себе, она никогда не шла.

— Спасибо, не могу, — улыбалась женщина. — Вдруг гости придут, а меня нет?

Но и гостей никогда не было.

— Как-то спрашиваю Федоровну, кого же она в гости ждет, — рассказывала соседям, собравшимся за праздничным столом, тетя Тоня. — А она мне: деток, мол, жду. Вдруг приедут... Жалко Федоровну, совсем уже ум за разум заходит. Девяносто пять годков, как никак.

Тут в дверь позвонили, и тетя Тоня пошла открывать.

На пороге стояли незнакомые молодые люди и спрашивали Федоровну.

— Нам сказали, если она не откроет дверь, звонить вам, — извинялись они, что оторвали человека от стола и гостей.

— А кто вы такие? — встревожилась пожилая женщина, наслышанная про “черных риэлторов”. — Эй! — крикнула она в комнату, — идите сюда! Здесь посторонние нашу Федоровну спрашивают.

— Да не посторонние мы, а внуки! — ответили те.

— Внуки? Откуда? А ну, документы покажите!

Тут по лестнице, запыхавшись, поднялся младший балбес (так она называла внука) самой тети Тони.

— Бабуль, это правда внуки! Мы с пацанами со двора их разыскали. Они после землетрясения в Спитаке бабушку потеряли, думали, что ее в живых давно нет. А, оказалось, что вывезли к нам, в Донбасс. Нам она эту историю столько раз рассказывала. Мы и решили найти ее родственников.

Пока тетя Тоня дрожащими руками нащупывала в тумбочке ключи от квартиры Федоровны, наши бдительные соседи проверили документы у нежданных гостей.

А тут двери открыла сама Федоровна. Увидела родные лица и начала тихо сползать по косяку, но ее удержали...