№ 226 от 23 декабря 2010 г.

«Делают нас жестокими»

Такие слова написал инвалид первой группы со статусом ребенка войны, житель села Кирпичка Измаильского района Одесской области Сергей Ананьевич Драбов, рассказав при этом весьма печальую историю.

Подрались в очереди… к судье

«ВСЕ закрутилось тогда, – вспоминает Сергей Ананьевич, – когда экс-премьер Тимошенко надумала «осчастливить» нас тысячей гривен за сгоревшие денежные вклады. Хотя, если точно, политика жестокости по отношению друг к другу стала насаждаться с первых дней так называемой независимости. Просто предыдущие правители были посдержаннее, а экс-премьер решила на этом пропиариться и подкупить несчастных пенсионеров, толпами хлынувших к кассам Сбербанка. Люди с вечера занимали очередь, чтобы утром быть среди первых. Появились хитрецы, которые соглашались ночь простоять за определенную плату. Самые изворотливые занимали «очередь для родственников», а потом предлагали купить ее старым людям. Попались на эту удочку и мы с покойной супругой.

Приходим утром к кассе, я на костылях, Настасья моя с одышкой. Народу – не протолкнуться. А тут шустрые мальчики: «Деда, хочешь раньше других получить тысчонку? Гони 10 процентов, и ты в первой десятке очередников». Переглянулись мы с Настей и согласились. «Хорошо, – говорим, – получим – заплатим». «Нет, – улыбаются наши добродетели, – деньги сейчас». Мы отдали последние двести гривен. И тут началось. Пытаемся пробраться в свою десятку, а нас отталкивают, бранятся. Кто-то меня толкнул, падая, зацепил я кого-то костылем. Настюша не удержала меня и тоже свалилась на брусчатку. Кругом крики, шум. Нашлись добрые люди – подняли меня. А у жены случился приступ. По дороге в больницу, в «скорой», она и скончалась…

А теперь новая беда. Мне, как и другим детям войны, по закону должны платить надбавку к пенсии. Только получить ее можно, отсудив у государства. А чтобы отсудить, надо заплатить юристам за подготовку документов. Цена немалая – 150 гривен. И вот я и такой же, как я, Арсений Анистратенко явились в Измаильский межрайонный суд подать наши «прошения». Смотрим: люди на ступеньках митингуют. Оказалось, нет сегодня приема. И будет ли – неизвестно. Тогда несколько человек решили взять суд «штурмом». Нас отгнала милиция.

Мы с Арсением очутились в гуще потасовки. Кому-то понадобились мои костыли, начали ими размахивать. По мне топтались чьи-то туфли с металлическими набойками. «Подстрекателей» увезли в СИЗО, а меня, изувеченного, отправили в больницу. И вот лежу я на больничной койке и задаю себе вопрос: почему никто из работников суда не вышел к нам? И сам же отвечаю: а им нечего выходить, они представители государства, которому на нас наплевать».

Драбов просит редакцию ознакомить с его письмом президента. Уважаемый Сергей Ананьевич, с содержанием таких писем мы постоянно знакомим гаранта Конституции. Но из его служб не поступило ни одного сообщения о принятых мерах. Хотя он обещал услышать каждого…

Произвол и нищета

ТЕМУ, поднятую автором предыдущего письма, продолжил инвалид войны, участник боевых действий Михаил Алексеевич Поспелов. «Ожесточается народ оттого, – пишет он, – что к этому понуждает его нынешняя власть». Далее он сообщает: «До февраля 2010 года я получал надбавку к пенсии как инвалид войны и участник боевых действий – 143 гривны. Но этой зимой ее сняли. Сейчас получаю cвою жалкую пенсию как инвалид. И все. И куда я ни обращался, вразумительного ответа не получил. Послал жалобу президенту Украины – результата нет. Вот так на деле проявляют заботу об участниках боевых действий и инвалидах войны наш гарант Янукович и правительство Азарова. Спрашивается: за что отдали жизнь миллионы людей? Куда мы идем и к чему придем?

Все разворовывают и распродают: заводы, шахты, школы, больницы. Живем в нищете и ходим по миру с протянутой рукой, прося помощи. Больно смотреть на это предательство, издевательство над народом-победителем».

В немилости у власти

«КОГДА наконец гарант Конституции, правительство и Верховная Рада определятся по поводу выполнения Закона Украины «О социальной защите детей войны»? – спрашивает в своем письме Николай Лаврентьевич Бондаренко из города Днепрорудного Запорожской области. – Бросили нам 30-процентную надбавку к минимальной пенсии, словно кость изголодавшейся собаке. Вот мы и грыземся за нее... А наши правители ухмыляются, наблюдая, как обворованные ими люди занимаются самоунижением и самоуничтожением».

Тем не менее униженные таким отношением к себе наши граждане не лишены иронии и острого сарказма. Вот как «благодарит» Азарова разочаровавшаяся в своем выборе пенсионерка Тамара Ивановна Иванова (вместе с ней это письмо подписали еще 13 горожан) из Краматорска Донецкой области: «Разрешите сказать вам «огромное спасибо» за вашу доброту и заботу о нас, нищих и сирых, за ваше «беспокойство» о нашем здоровье, за аспирин, который стоил 35 копеек, а теперь – гривна, за зубные протезы, которые вставляли за 300 гривен, теперь – за тысячу, за пенсию в 815 гривен. А еще «благодарим» за наше питание, за фрукты, колбасу, сыр, которые видит на рекламе око, а вот зуб неймет».

А вот письмо рабочего асфальтобетонного завода Юрия Григорьевича Леоненко из поселка Новосветловка Луганской области. По его мнению, если нынешняя система пенсионного обеспечения разделила людей на «белых» и «черных», то новая реформа «белых» делает еще белее, а «черных» – чернее. Того и гляди, что «черные» взорвутся и ринутся на «белых». Причем уже не только с кулаками, заключает автор.

Что ж, вполне может быть, что политика ожесточения, о которой рассказал Сергей Ананьевич Драбов, рано или поздно обернется против тех, кто ее породил. Такова логика бытия.