№ 225 от 22 декабря 2010 г.

Как «вытащить» медицину

Восемь миллионов гривен – дефицит средств на нужды медицины в бюджете Луганска на 2011 год. Чтобы выровнять ситуацию, необходимо на две недели закрыть бюджетные медучреждения. Конечно, делать этого никто не будет. Однако находить деньги нужно.

Обратная сторона поборов

ГРУЗ финансово-хозяйственных задач вынуждены тащить на себе главврачи медучреждений. И как бы ни сетовали пациенты, называя поборами благотворительные взносы в фонд больниц, зачастую только благодаря этим средствам не рушатся стены, не текут крыши, есть отопление, делаются ремонты разной степени сложности. Живой пример. В ноябре моей родственнице пришлось лечь на операцию. В этом отделении меня саму оперировали восемь лет назад. Помню жалкий, даже убогий вид палат, коридоров, туалетов. Сегодня это помещение отлично отремонтировано, оборудовано стеклопакетами, новыми кроватями. Палаты теплые, с душевыми кабинками.

— Ни копейки бюджетных денег! – с гордостью и одновременно грустно прокомментировал мое восхищение главврач.

В том же ноябре после бурной избирательной кампании пришлось и мне провести две недели под наблюдением врачей. 20 гривен – в фонд отделения, 80 гривен – в фонд больницы. Зато не пришлось мерзнуть в палате, выстаивать очереди под кабинетами, бегать в аптеку, оплачивать анализы, инъекции, консультации.

Я понимаю, что здравоохранение на грани нищеты и медики в этом не виноваты. Но мне жаль те несколько тысяч гривен, которые были мною потрачены на медикаменты, ведь копейка ныне дается нелегко, и не только пациентам.

Где деньги?


СЕГОДНЯ в бюджет закладываются только основные статьи – зарплата медиков, плата за коммунальные услуги, питание больных, кое-что на медикаменты. Все остальное – бензин для транспорта, ремонты, инвентарь, банальные швабры с тряпками – ищи, где хочешь, хоть выворачивайся наизнанку. Государство глухо и немо, и помощи от него не дождешься.

— Более или менее прилично существовать могут только те больницы, которым разрешено оказывать платные услуги. Но к ним не относятся детские медучреждения, — рассказала главврач одной из детских больниц Луганска. – В следующем году на ремонт нам необходимо 600 тысяч гривен, иначе окна просто вывалятся. Это, казалось бы, небольшая сумма, но и ее нам не выделили. Будем надеяться, что по итогам полугодового выполнения бюджета нам помогут. Но этим надеждам уже не один год.

Найти деньги, как выяснилось, несложно – есть источник. На заседании бюджетной комиссии Луганского горсовета была озвучена информация о том, что для оплаты коммунальных услуг больницам, которые являются клинической базой Луганского медуниверситета, только в 2010 году из городского бюджета было выделено 700 тысяч гривен. Вуз же никаким образом финансово в этих затратах не участвует уже несколько лет. То есть студенты набираются опыта, преподаватели занимаются практической медициной, вуз пользуется площадями городского коммунального имущества абсолютно бесплатно.

Все предыдущие попытки найти точки соприкосновения с руководством университета заканчивались категорическим отказом подписывать договор. И это при том, что стоимость обучения в мединституте традиционно одна из самых высоких, а значит, и это не секрет, тут не бедствуют, как в каком-нибудь ПТУ по обучению молодежи рабочим специальностям. Протокольным поручением по итогам обсуждения ситуации было записано: начать юридическую процедуру с учетом судов всех инстанций по привлечению медуниверситета к подписанию договора с городской властью об оплате коммунальных услуг. Как долго будет длиться этот процесс – неизвестно, ведь об оперативности работы судов в нашей стране ходят легенды. Как знать, может, окна в детской больнице не успеют вывалиться?!

Экономически выгодно, по закону — не положено


ЕЩЕ ОДНОЙ причиной бюджетных бед нашей медицины является разветвленная сеть мед­учреждений.

— Были времена, когда городу действительно требовалось 28 медучреждений, — говорит начальник управления здравоохранения Луганского горсовета Татьяна Ширина. – Но сегодня многое изменилось, в том числе и количество жителей. Прежде в Луганске было пять тысяч койко-мест, сейчас 3175. А могло быть еще меньше, если бы коммунальные больницы были оснащены современным медицинским оборудованием. Тогда бы срок пребывания пациента в больнице сократился. Если раньше при полостных операциях путем разреза стационарное наблюдение больного растягивалось до десяти дней и более, то сейчас после лапороскопии достаточно и трех дней пребывания в больнице. Какой смысл закладывать в бюджет содержание, к примеру, 20 коек, если реально используются пять?

В то же время и сокращение коек – не выход. Ведь они входят в структуру лечебного учреждения, и если в палате вместо десяти коек останется пять, все равно нужно отапливать помещения, содержать в порядке крыши, канализацию и так далее.

Выход один — сокращать сеть мед­учреждений. Маленькие и нерентабельные больницы, как, например, № 5, где всего два отделения, присоединять к более крупным, создавать медицинские центры.

— Но перед нами два препятствия – конституционный запрет и ожидаемая негативная реакция общества, — продолжает Татьяна Владимировна. — Попробуйте заявить публично, что какую-то больницу закроют. Сразу же обеспечите бурную реакцию СМИ, общественности, медиков, пациентов. Однако, подчеркиваю, ни о какой безработице среди врачей и сестер речь не идет: у нас дефицит медработников, и все будут трудо­устроены. Можно понять возмущение людей, которым придется добираться до больницы дольше и дальше. Но нужно понять и проблемы финансирования. Это чистая экономика и, как говорится, ничего личного.

Можно и по-другому

— ПРИХОДИТСЯ выживать в условиях дикого украинского капитализма, — констатируют практики, вооруженные контрольными цифрами бюджета, спущенными из Киева.

— Объем финансирования отечественной медицины должен составлять не менее десяти процентов бюджета, как в странах Европы (а не 2,5 процента, как сейчас), — считает главврач Луганской стоматологической поликлиники № 2 коммунист Игорь Шубчинский. — Тогда можно восстановить разрушенную инфраструктуру и преодолеть накопившиеся технические недостатки и отставание в оснащенности, возникшие за 20 лет хронического недофинансирования. И здравоохранение будет отлично служить 90 процентам наших граждан, как в Великобритании. А десять процентов тех, кто присвоил общественные ресурсы в таком количестве, что может ни в чем себе не отказывать, пусть пользуются услугами частной медицины, которая останется существовать в рамках рыночного сектора.

Луганск.