№ 216 от 08 декабря 2010 г.

Плач по селу, или 35 лет спустя...

Больно!

Это было


В 1975 ГОДУ село Раздолье, что в Красноградском районе Харьковской области, куда я, молодой специалист, приехала по распределению, можно было назвать процветающим.

Работал большой колхоз, который брал на себя заботы о быте, благоустройстве села. Был небольшой, но добротный детский сад. Рядом находилась сравнительно новая школа, в которой обучалось более 100 детей. Здесь трудилась бессменный завуч, преподаватель русского языка Анна Федоровна Мирошниченко (Зуева), единственная в области, а возможно, и во всей Украине, награжденная в то время медалью имени Макаренко. И это было заслуженное отличие. Как только Анна Федоровна входила в школу, самые отъявленные хулиганы и двоечники вежливо отступали в сторонку. Нет, они не боялись учительницу, а глубоко уважали ее. Домашнее задание у нее делали все, и пройденную тему учил каждый. Как ей это удавалось? Просто она работала с полной отдачей сил, с любовью к детям.

Иногда педколлектив подсчитывал, сколько придет в школу первоклассников через 5-7 лет, и дружно сокрушался: в таком-то учебном году их будет только трое!.. Но, по крайней мере, они все-таки были. Ребят из других сел подвозили на учебу, для них был оборудован спальный корпус на случай плохой погоды, где дети могли с комфортом переночевать. Все дети без исключения каждый день получали горячий завтрак (колхоз обеспечивал продуктами, а тех, кто оставался на ночлег, кормили три раза). Учителя тоже могли питаться в школе и платили за это 7 рублей в месяц при средней зарплате 140 рублей.

Не пустовала школа и вечером. В будни молодежь, которая в основном работала на Первомайском химкомбинате (туда ездили посменно на электричках), собиралась в школе поиграть в волейбол или настольный теннис.

Почему начала я свои воспоминания со школы? Потому что она — основа всего, и не только в селе. Да и мне тогда предстояло трудиться именно там. Вспомнился и такой факт. Буквально на следующий день после приезда мы с вожатой и будущими учениками отправились в сад, где разрешалось собирать упавшие яблоки. Они были большие, сочные, вкусные. Мы набрали про запас целый мешок, и ели их потом до самого Нового года.

Всего за 4 рубля можно было выписать в колхозе мешок картошки, которой хватало на полгода. Отменное молоко брали у соседей по 20 копеек за литр. И его было вдоволь: в сельском стаде было более ста коров, не считая множества колхозных буренок.

В тот же год в Раздолье была построена баня, работали продуктовый, промтоварный и хозяйственный магазины, медпункт. Люди в основном жили в добротных домах.

Было несколько больших прудов, в которых плескалась водоплавающая птица, был запущен малек рыбы. А еще эта местность славилась картофелем. Селяне на своих приусадебных участках выращивали его столько, что могли продавать 2-3 тонны в сезон.

Был в Раздолье и клуб, где по выходным всегда было полно народу. Молодежь да и люди постарше приходили посмотреть фильм, после которого были танцы. Со временем появился вокально-инструментальный ансамбль, для которого колхоз купил аппаратуру. А через несколько лет был построен новый дом культуры, фойе которого вмещало до 300 человек.

Новая встреча

НОВАЯ моя встреча с Раздольем 35 лет спустя произвела гнетущее впечатление. Уже нет ни детского сада, ни школы. Ребятишки ездят в школу на электричке в соседнее село. Возможно, кому-то кажется, что это нормально в свете глобальной минимизации и сокращения неперспективных школ. А я в этой связи вспомнила вот что. В студенческие годы мне довелось жить в одной комнате с милой, очаровательной и умной девушкой. Единственным ее недостатком было отсутствие левой руки. В их селе на Донетчине была только начальная школа. В пятом классе, садясь в электричку, девочка упала под вагон... Не ставлю целью сгущать краски, тем более прогнозировать какие-то мрачные события, просто сопоставляю.

Легендарная учительница Анна Федоровна еще жива. Она с утра до глубокой ночи занимается подсобным хозяйством.

Коров на подворьях осталось не более двух десятков. Молоко у селян переработчики уже не берут. Даже картошку люди в этом году покупали: за лето не выпало ни одного дождя.

Некогда добротные дома обветшали, а то и вовсе превратились в развалюхи. Правда, есть в Раздолье и ухоженнные строения, с современными заборами и антеннами-”тарелками”. Там живут относительно успешные бизнесмены. Но их единицы.

Колхоза нет, поля обрабатывают несколько фермеров, которые еле-еле сводят концы с концами, с безысходностью ожидая поглощения своих хозяйств украинскими латифундистами. Но это будет не возврат к большим хозяйствам, а большой крест на социальной сфере. Сегодня в селе уже нет бани, медпункта и хозяйственного магазина. А от нового клуба-красавца остались только развалины.

Как тут не вспомнить слова великого Кобзаря: “Село неначе погоріло...”

Харьковская область.