№ 215 от 07 декабря 2010 г.

«Не живем, а перебиваемся»

Наболело!

Этот досадный вывод сделал ветеран труда Василий Ананьевич Анистратенко из города Голая Пристань Херсонской области, рассказав в своем письме в “РГ” о бедственном положении людей преклонного возраста. Многие его сверстники тоже так считают.

Довели до инсульта

РАИСА Григорьевна Кучма, жительница села Бритовки Белгород-Днестровского района Одесской области, огорчается тем, что ей не повезло дважды. Первый раз, когда президентом Украины стал ее однофамилец и каждый, кому не лень, ее “подкалывал”. А второй — когда чиновники кучмовской поры стали ущемлять ее пенсионные права. И это не прекращается по сей день.

“Нынешняя власть довела меня до инсульта, — пишет Раиса Григорьевна. — Посудите сами. На пенсию я вышла в 1987 году со стажем 39 лет 10 месяцев. Пенсию начислили 129 рублей (почти максимальную). Тогда на эти деньги можно было жить без всяких проблем. Но когда “кучмисты” перевели нас на гривны, пенсия оказалась в размере 148 гривен. Была максимальной, стала ниже минимальной. Начали меня убивать морально и физически, доплачивая копейки до минимального размера.

Пересчитали в 2006 году — получилось 158 гривен. А у меня двое детей и мама-инвалид, ей 80 лет. Такое вот отношение ко мне, проработавшей 16 лет директором кирпичного завода, без единого выходного, без праздников — производство ведь было непрерывным. Сколько здоровья я там оставила!..

И вот пришлось торговать на рынке тапочками. А когда узнала, как нагло и бессовестно государство обкрадывало меня, скрутил инсульт. Третий год страдаю от его последствий”.

Пенсионерка в отчаянии. Если не вернут ей недоплату за минувшие годы, она намеревается обратиться в Европейский суд.

Волокита с наследством

А ВОТ что пишет Ульяна Устиновна Дулич из города Бровары Киевской области: “29 березня 2008 року я уклала договір з М.В.Чапик, керівником організації “Укргео­земпроект”, що по вулиці Київській, 157 міста Бровари, у справі приватизації 31-ї сотки землі — спадщини моєї матері біля її хати в смт Велика Димерка. У договорі вказано, що видадуть мені акт приватизації через 12 місяців. Але минуло два з половиною роки, а правовстановлюючих документів мені не видають.

27 жовтня 2010 року я звернулася до Броварської райдержадміністрації з проханням допомогти мені справедливо розв’язати проблему. І що ж? З мене посміялись і порадили подавати до суду... Що це? Чи не насмішка? Судові витрати перевищують ціну спадщини і шість років знущальної тяганини!

Шановна редакціє, прошу вас озна­йомити з моєю скаргою президента України. Він обіцяв почути кожного, то, може, почує і мене. Бо далі терпіти беззаконня несила”.

Публикуя ваше письмо, уважаемая Ульяна Устиновна, редакция адресует его гаранту Конституции. Не беремся утвер­ждать, что оно ляжет на стол адресата. Но для реагирования на такие обращения есть специальные службы президента. Остается только надеяться на чуткость и ответственность их работников. Хотя, как вы заметили, эти качества нынешние власть предержащие проявляют чаще всего на словах. Увы!..

Я протестую!


“ПОЧЕМУ из меня, нормальной гражданки страны, сделали “социально незащищенную” категорию? — возмущается Елизавета Семеновна Крицина из Донецка, участник Великой Отечественной войны, ветеран труда. — Мне 82 года. У меня было не очень сытое и счастливое детство. Пережила голод 1932-1933 годов в Сталинградской области.

И вот 1941 год — война. Мне 13 лет. Опять голод, страх, нищета. Тяжелая юность. Учусь в ремесленном училище. В 15 лет стою за токарным станком на Мытищинском вагоностроительном заводе, точу детали. Все — для фронта! Все — для Победы! Фашист рвется к Москве, бомбежки, все содрогается, а я у станка.

Но, слава Богу, война закончилась. Началась мирная, но тоже не очень легкая жизнь. Страну надо было восстанавливать. Мы с мужем приехали по распределению в Сталино (теперь Донецк), где 30 лет я проработала технологом на заводе “Гормаш”. Росла как специалист, и вместе со мной рос и хорошел мой завод. Вела большую общественную работу. Много лет была председателем женсовета завода. Была уважаемым человеком, трудовая книжка пестрит благодарностями. Имею очень дорогую для меня награду — медаль “За доблестный труд в Великой Отечественной войне”.

В 1983 году вышла на отдых с пенсией 131 рубль. Тогда это были большие деньги. Теперь моя пенсия — 930 гривен, превратившая меня в “социально незащищенную”.

Почему мой труд с 38-летним стажем так оценен “демократическим” государством? Почему я должна покупать продукты с “социальной” приставкой — дешевые. Я что, гражданин низшей расы? Я нормальный человек и хочу, чтобы правительство относилось ко мне нормально! Я не хочу быть “социально незащищенной категорией”! Это должно стать позором для страны!”

Что добавить к сказанному? Разве только то, что такого же мнения многие наши читатели. С Елизаветой Семеновной согласны Владимир Ильич Прохоренко из города Кировска Донецкой области, Юрий Васильевич Шепелев из Херсона, Анастасия Сергеевна Самокиш из Бара Винницкой области и Богдан Яковлевич Ицкив из Червонограда Львовской области и другие.