№ 214 от 03 декабря 2010 г.

Арсенал доктора Геббельса

Десталинизация общества станет одной из главных тем запланированного на середину января заседания Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при президенте России. С таким заявлением выступил глава совета Михаил Федотов.

Очевидная глупость

“СТАЛИН умер, но дело его живет, к сожалению, — объясняет необходимость таких мер Федотов. — В первую очередь в сознании людей. Есть передача “Суд времени”, где полемизируют Леонид Млечин и Сергей Кургинян, а в роли арбитра выступает Николай Сванидзе. Результаты зрительского голосования в очередной раз показали, сколь живучи у нас в общественном сознании представления, воспитанные еще “Кратким курсом ВКП(б)”. Впрочем, на этом господин Федотов не успокоился. И рассказал, что в ближайшее время в России могут быть приняты законы, объявляющие НКВД преступной организацией. Глупость президентского чиновника очевидна: он не только не видит более важной для своей страны задачи, чем бороться с советским прошлым, но и не желает понять объективные причины фиксируемого социологами на постсоветском пространстве роста популярности личности Сталина. А ведь по логике таких федотовых преступниками придется считать входивших в НКВД пожарных, работников загсов и сотрудников архивов. На интернетовских форумах скандальные заявления вызвали шквал негативных оценок, оставшихся, правда, незамеченными центральными СМИ.

Опыт предыдущей десталинизации

“ОДНАКО десталинизация — вовсе не новость для нашей страны. Один раз ее уже десталинизировали. Вот, к примеру, один из первых величественных памятников десталинизации России, установленный в 1941 году под Псковом — “Памятник в честь освобождения Пскова от большевизма германскими войсками”, — для “Русского обозревателя” пишет в статье с красноречивым заголовком “Власов и Геббельс осуждают НКВД” российский историк и публицист Борис Борисов. Здесь хотелось бы отметить: очень часто, когда говорят о мужестве и стойкости советских солдат, принявших на себя удар вермахта 22 июня, забывают добавить, что первыми гитлеровских десталинизаторов встретили как раз те, кого в России собираются объявить преступниками — войска НКВД. Скажем, знаменитая надпись в казематах Брестской крепости “Я умираю, но не сдаюсь! Прощай Родина”, датированная 20 июля 1941 года, сделана в казарме 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД. Хорошо известна фотография из личного архива одного из солдат вермахта: немецкие солдаты позируют со знаменем этого батальона. Кстати, еще есть снимок, на котором гитлеровцы позируют со знаменем пионерской дружины. Может, и эту организацию объявить преступной? А что, советский пионер и разведчик штаба партизанской бригады имени Рокоссовского Марат Казей, подорвавший себя гранатой в окружении врага, тоже был против десталинизации. Как и Зина Портнова, и Валя Котик.

Однако вернемся к энкавэдистам. Удивительно, но порой к ним даже враги относились лучше, чем современники. Лауреат премии имени Ярослава Галана украинский публицист Мирослава Бердник в своем интернет-блоге приводит сведения о малоизвестном сражении, разгоревшемся в сентябре 1941 года под Харьковцами неподалеку от Переяслава (ныне Переяслав-Хмельницкий): “Не обнаруживали слабости и женщины: начальник секретариата одного из подразделений НКВД Нина Ивановна Якубовская, окруженная фашистами, отстреливалась до последнего. Оставила только одну пулю — для себя. Смертью храбрых погибла и сотрудница Черниговского УНКВД Мария Денисовна Поремская. По свидетельству сельских старожилов, даже враги были поражены мужеством и красотой этой “девушки с русой косой”, как называют Марию в Харьковцах. Над ее мертвым телом фашисты не глумились и позволили похоронить одной из первых...”

Но как отблагодарили героев в независимой Украине? В Киеве при мэре Черновецком Памятник чекистам на Лыбедской площади (бывшая Дзержинского) объявили подлежащим сносу. И это несмотря на то, что в годы Великой Отечественной свыше 200 сотрудников НКВД удостоены звания Героя Советского Союза. Более 100 тысяч отмечены орденами и медалями. Примерно столько же погибло на фронте.

Пробитый пулями ремень

И НАПОСЛЕДОК немного личного. Когда я слышу призывы осудить НКВД, то сразу думаю о своем деде — заместителе начальника транспортного отдела милиции станции Смородино. В один из дней августа 1946 года он возглавил опергруппу, сопровождавшую пассажирский поезд, в котором возвращались домой демобилизованные фронтовики. Время было тревожное — вокруг орудовали банды. Так случилось, что как раз в этот день поезд подвергся нападению грабителей. В завязавшейся перестрелке начальник опергруппы погиб. На память семье остался офицерский ремень с двумя пулевыми отверстиями...