№ 211 от 30 ноября 2010 г.

Дограбить награбленное

Кулуарные разговоры о приватизации ведущих угольных предприятий Луганщины ГП “Ровенькиантрацит” и ГП “Свердловскантрацит” закончились. Министерство экономики разработало законопроект о внесении изменений в законы “О приватизации госу дарственного имущества” и “О списке объектов права госсобственности, не подлежащих приватизации”. Эти изменения позволят частному бизнесу в полный голос заявить о своих правах
на угледобывающие жемчужины Луганщины.

Отцы, что сказали эти кандидаты в доктора?


КАК ВОДИТСЯ, разномасштабные “отцы державы” затянули по этому поводу знакомую песнь о прекрасном будущем углепрома. Президент на юбилее стахановского движения посетовал на отсутствие денег в госбюджете и заверил, что приватизация станет исключительно подконтрольна трудовым коллективам, упорядочена и будет проходить без паники и хаоса. Профсоюзы на сентябрьском выездном совещании по вопросам реструктуризации и реорганизации предприятий угольной отрасли заняли, как всегда, соглашательскую позицию.

“Как при приватизации, так и при ликвидации угольных предприятий, если все же не удается избежать этого процесса, все социальные гарантии и права, которые закреплены в Отраслевом соглашении и коллективных договорах, должны быть обязательно сохранены”, — сказал заместитель председателя Луганской территориальной организации профсоюза угольщиков Юрий Сопильниченко.

Нынешний председатель Луганского облсовета Валерий Голенко, находясь на посту главы Луганской обл­госадминистрации, пообещал, что в приватизационных договорах будут четко прописаны и гарантии государства, и обязательства инвестора, в том числе по сохранению рабочих мест, а также вопросы взаимодействия с территориальными общинами городов и поселков, на территории которых находятся приватизируемые предприятия. Не обошлось и без пяти копеек Сергея Тигипко. “Только приход частных инвесторов может увеличить рентабельность шахт, повысить зарплату горняков и улучшить инфраструктуру шахтерских городов”, — уверен “великий реформатор”.

Взаимодействие с общинами, улучшение инфраструктуры — какой циничный тон позволяют себе государственные мужи! Будто и невдомек им вовсе, что еще задолго до предполагаемой приватизации угольные предприятия массово передавали на баланс городов и поселков жилые кварталы и объекты соцкультбыта, сбрасывая балласт коммуналки на и без того строго “регламентированные” бюджеты населенных пунктов. В тех же Ровеньках, скрепя сердце, угольные генералы говорят: “Еще помогаем с ремонтами, содержанием, но уже из последних сил!” Откуда же у Тигипко со товарищи уверенность в том, что владелец шахты, к примеру, имени Вахрушева или имени Фрунзе будет латать крыши пятиэтажек, ремонтировать дом культуры, асфальтировать многочисленные улицы шахтерского поселка? Но это тема отдельной статьи.

Отобрать и поделить


МИНУГЛЕПРОМ планирует справиться с задачей до конца 2014 года. По его мнению, ключевым направлением реформирования отрасли могут быть только приватизация экономически эффективных госпредприятий и ликвидация бесперспективных.

Разработанным планом-графиком предусматривается, что до середины 2012 года необходимо передать предприятия угольной отрасли на баланс Фонда госимущества — для проведения их корпоратизации.

Подчеркивается, что одним из необходимых этапов либерализации рынка угольной продукции является ликвидация государственного предприятия “Уголь Украины” как монопольного оператора оптового рынка угля. Кроме того, считают в министерстве, один из необходимых факторов отхода от госмонополии — постепенный переход на принципы биржевой торговли угольной продукцией, а также ее поставок по прямым договорам. Минуглепром ожидает, что до конца 2016 года объемы государственного субсидирования на операционные расходы отрасли снизятся не менее чем на 80 процентов.

Важная деталь: угольные предприятия власть намерена приватизировать не комплексно, а каждую шахту отдельно. Обнародован перечень “инвестиционно привлекательных”. В нем 103 шахты, два шахтоуправления, один угольный разрез и одно госпредприятие в составе производственного объединения по добыче бурого угля.

Что касается Луганской области, то к числу “привлекательных” отнесены шахты имени Дзержинского, имени Космонавтов, имени Фрунзе, имени Вахрушева, “Должанская-Капитальная”, “Красный партизан”.

К группе “условно инвестиционно привлекательных” отнесены шахто­управление “Ровеньковское” и шахта “Центросоюз”. В бесперспективные, не интересные частному бизнесу, записали шахты № 81 “Киевскую”, имени Свердлова и “Харьковскую”.

Нешапочный разбор

ПРОГНОЗИРУЯ дальнейшее развитие событий, аналитики увлеклись азартными пари: кому достанутся “лакомые куски” луганского углепрома — Донбасской топливно-энергетической компании (ДТЭК) или китайцам? Так, известно, что после принятия в июле Закона Украины “О государственно-частном партнерстве” между ДТЭК, ГП “Ровенькиантрацит” и “Свердлов­антрацит” заключен инвестиционный договор сроком на пять лет с возможностью продления. Помимо финансирования проектов по техническому переоснащению, модернизации и развитию, ДТЭК осуществляет контроль над целевым использованием и эффективностью распределения капитальных ресурсов. Учитывая миллионные суммы, уже вложенные компанией, можно с высокой точностью предполагать, что Минуглепром предоставит приоритетное право приватизации этих предприятий именно ДТЭК.

Валерий Голенко вскользь заявил, что встречался и с представителями Китая, что им интересны наши угольные предприятия и они готовы вкладывать средства в их развитие. При этом добавил: “Разведанные запасы угольных месторождений области — 15 миллиардов тонн. Этого может хватить не на одну сотню лет активной добычи, подойти к делу только нужно по-умному, по-хозяйски, стратегически правильно”.

Плавали — знаем

ТОТАЛЬНАЯ приватизация углепрома приведет к ряду негативных последствий. Во-первых, будет дорожать уголь. А в контексте дорогого природного газа украинцы могли надеяться лишь на свой дешевый уголь. Но если сейчас его цена на госшахтах регулируется государством, то потом этот рычаг использовать не удастся: владелец будет устанавливать рыночную цену.

Во-вторых, под большим вопросом окажется судьба тысяч украинских шахтеров.

Что делать с людьми, которые работают на шахтах, подлежащих закрытию? На словах их будут “переквалифицировать”. На деле же эти люди пополнят армию безработных, заробитчан, нищих и обездоленных. И тому уже есть подтверждение: после ликвидации шахт Стаханова без работы остались около 10 тысяч угольщиков, а в качестве альтернативы власти предложили им... швейную фабрику с жалкими 300 рабочими местами.

В общем, в очередной раз мы становимся свидетелями правительственного фарса: за красивыми словами о “реформах” кроется уничтожение отрасли и окончательное отчуждение граждан Украины от недр своей страны. Правда, остаются еще копанки. Но на них давно властвуют законы “теневой приватизации”.

Луганская область.