№ 208 от 23 ноября 2010 г.

Память на один день

Когда слышишь хамские выражения из уст молодых, это хоть и вызывает волну негодования, но уже не удивляет. А вот письмо нашей постоянной читательницы Анастасии Ивановой из Днепропетровской области не только удивило, но и заставило призадуматься о такой цепочке взаимосвязей: память – ветераны – молодежь. Предоставляем слово автору письма.

Откуда столько злобы?


ЧАСТО себя спрашиваю: может ли настоящий ветеран по-хамски относиться к вдовам, сиротам? В нашем городке такое увидишь сплошь и рядом. Передвигаются эти люди с помощью инвалидных колясок. Не потому, что инвалиды войны, а потому что грузные, старые. И часто ведут себя неподобающим образом. Один из таких, дядей Петей зовут, приезжает на городской рынок на мотоцикле с коляской. Идти для него затруднительно, и он заезжает прямо в центр рынка и начинает газовать. Однажды моя приятельница сделала ему замечание. Знаете, что он ответил: «Заткнись, а то как дам палкой – ноги вытянешь». Я тоже сталкивалась с подобным хамством, и не раз.

Откуда у ветерана такая злость, ненависть, хамство? Причем так ведут себя по отношению ко всем не только дядя Петя, но и многие другие. Как будто кто-то из нас им чем-то обязан. Несомненно, вы заслужили почет и уважение, но зачем же так себя вести. Вот еще пример. На митинг ко дню 65-летия Победы дядю Петю привезла на машине родственница, устроила его с комфортом. И вот эта родственница подошла к мэру города и омерзительно гнусным голосом стала отчитывать за то, что он на должном уровне не организовал подвозку ветеранов на это мероприятие. Если бы они приехали не на собственной машине, да и вели себя не по-хамски, то их можно было бы понять, а так…

У меня отец, 1909 года рождения, тоже участник Великой Отечественной войны, кавалер ордена Красной Звезды. Был тяжело ранен, контужен, заработал трудовую пенсию. Я не помню, чтобы он пользовался какими-то льготами, получал доплату за то, что награжден орденом Красной Звезды. Тем более, чтобы он от кого-то требовал повышенного внимания или чтобы вел себя подобным образом. У моей подруги отец тоже воевал, погиб в Польше, и мать воспитывала пятерых детей одна. И тем неприятней нам слышать «такое» из уст ветеранов. Ведь на вас смотрит еще и молодежь.

На месте памятника – мусор


В НАШЕМ городе рядом со стадионом когда-то был прекрасный парк. В советское время здесь стоял памятник погибшим воинам, горел Вечный огонь. По вечерам включались фонари. Выглядело все достойно и даже величественно. Но пришло время, и памятник с пьедестала сняли, перенесли в сторону и поставили уже на земле. Огонь потух. Фонари разобрали. Осталась заасфальтированная площадка, списки погибших и газон, который зарастает амброзией. На площадке развлекаются подростки, ездят на велосипедах и мотоциклах, мусорят. Никому до этого нет дела. Только к 9 Мая и после 1 сентября памятник и газон убирают школьники. Все остальное время – мусор и амброзия выше головы. Стали убирать памятник и стадион два старых человека на общественных началах. Каждое утро делали обход. А на следущее утро то же самое – мусор, окурки, бутылки из-под пива и водки.

…Война через наш городок прокатилась дважды. Постучала в каждый дом. На 9 Мая у того места, где был памятник, по-прежнему собираются люди. Возлагают цветы, венки, корзины роз. Звучат проникновенные речи, текут скупые слезы. И все! Дальше – полнейшее безразличие. Цветы превращаются в мусор, слезы высыхают… Мы с приятельницей несколько лет назад сменили двух старых «добровольцев», которые здесь убирали, теперь тоже убираем каждый день и не в силах смотреть, как на месте памятника, олицетворяющего нашу память, без конца вырастают горы мусора. Все на один день: и речи, и цветы, и память...