№ 207 от 19 ноября 2010 г.

Борцы за недвижимость

Ну и ну!

Восстановление храмов принято сейчас связывать с восстановлением духовных традиций. Но в последнее время часто складывается ситуация, когда церкви из лагеря борцов с бездуховностью попадают в лагерь борцов за недвижимость.

Небогоугодное соседство
ДНЕПРОПЕТРОВСКАЯ специальная школа-интернат для детей с физическими и умственными недостатками была образована в 1952 году. Главная задача этого заведения заключалась в том, чтобы детей с врожденными отклонениями адаптировать к жизни в обществе. Советская власть, как известно, заботилась о здоровье нации.

Однако с наступлением “рыночного мировоззрения” этот оздоровительный комплекс уплотнили, отдав часть объектов и земель Свято-Тихвинскому женскому монастырю. Поскольку на территории монастыря остались здания школы, то на первом этапе произошло вполне справедливое распределение функций церкви и государства. Монастырь как бы влился в жизнь этого богоугодного заведения. Медики лечат больных детей, а церковь исцеляет их души.

Но монахиням сразу эта идея не понравилась. Воспитанники школы, по их мнению, нарушали покой обители и мешали служить Богу. Тогда, выбрав путь смирения и покорности, работники школы предложили вариант, устраивающий на тот момент всех. Школа-интернат передает монастырю свои сооружения, находящиеся вблизи церкви, а монастырь, в свою очередь, не претендует на подсобные сооружения, расположенные вблизи основных объектов школы-интерната. В 2000 году этот договор был официально закреплен подписью владыки Иринея, равно как и епархиальной печатью с крестом. То есть заверен перед Богом.

Разум и душа

НА ДЕСЯТЬ ЛЕТ между интернатным заведением и служителями Бога воцарился мир. За эти годы, несмотря на перманентный кризис в стране и сворачивание социальных программ, интернат не только устоял, но и существенно развился. Были подключены несколько государственных и международных программ по работе с неблагополучными детьми. Сотни детей с такими заболеваниями, как эпилепсия, детский церебральный паралич, болезнь Дауна, были обучены навыкам, необходимым для жизни в социуме. С недавних пор при поддержке международных программ в школе, помимо детей с легкими формами отклонений, стали обучать и детей со средней степенью умственной отсталости. По словам завуча школы Елены Сухих, в этих детях не потух огонь разума, он лишь светит по-другому. У многих ребят развита любовь к искусству, чему могут позавидовать и некоторые здоровые дети. Об этом свидетельствуют выставки работ воспитанников интерната.

Надо сказать, что помещение этой спецшколы я представлял себе каким-то унылым, не настраивающим на оптимизм. К счастью, все оказалось совсем не так. Буквально каждый квадратный метр здесь призван создавать у входящего позитивное настроение и вселять веру в лучшее.

Комплекс полноценности

И ВОТ по прошествии десяти лет эта обитель добра вновь вступила в конфликт с Божьей обителью. Причем опять по инициативе последней. Монастырь снова стал претендовать на объекты, находящиеся на территории школы-интерната, — на столовую, спортзал, мастерские и некоторые хозяйственные помещения. Позиция церковных функционеров была жесткой. Главным фактором “законности” того, что церковь имеет права на эти объекты, было заявление: дескать, они построены еще до революции и уже тогда принадлежали монастырю. Договор же, скрепленный печатью с христианской символикой, монастырь просто игнорирует как юридически неправомочный и готов отстаивать свое право на собственность в светском суде.

Такая позиция церкви вызвала общественное недоумение и даже некоторый шок. Когда секты борются за клубы — это понятно, ведь, как говорит сама православная церковь, для многих сектантов сама их церковь является не более чем коммерческим предприятием. Но вот в борьбу за собственность включилась и православная церковь.

Суд Божий против юридического

НЕДОУМЕВАЕТ и адвокат, представляющая интересы школы-интерната, Светлана Белецкая. В интервью местному телеканалу она задала, в общем-то, риторический вопрос: “Каким образом юридическое лицо (Свято-Тихвинский женский монастырь), зарегистрированное в 1998 году, может юридически претендовать на собственность, официально существующую с 50-х годов?”

Свою точку зрения высказала и настоятельница монастыря игуменья Зосима. Ее позиция такова. Дети эти неполноценные, значит, даны Богом родителям в наказание за их грехи, а церковь должна больше заботиться о душах нормальных детей. “Бывают такие моменты, когда нужно пойти по грязи, но выйти с чистыми ногами, — подытожила она.

Сразу вспоминается иезуитское “цель оправдывает средства”, а также о зачистке расы от умственно неполноценных. Что касается чистых ног... В оригинале это были “руки, которые никогда не крали”.

Церковь без боязни Божьего суда подала в суд светский и, представьте себе, выиграла его! Правда, разговоров о том, что детей будут переселять, пока нет. Более того, вновь принято компромиссное решение, устраивающее обе стороны. Но ведь одно такое решение уже было принято в 2000-м. Возможно, через несколько лет детям предоставят новое помещение где-нибудь на окраине Днепропетровска, а монастырь безраздельно будет хозяйничать на всей территории интерната.

Правда, останется еще одна проблема. На прилегающей территории есть детский дом для детей с патологиями, земля которого до революции тоже принадлежала монастырю. Но эту проблему ведь тоже можно решить “по-божески”. Да и вообще до революции монастырю принадлежало 70 гектаров окрестной земли. Так что у духовного заведения остается еще большое поле борьбы с “бездуховностью”.

Днепропетровск.