№ 204 от 16 ноября 2010 г.

Маленькие неудачники

Одна из главных проблем в семье – непослушание детей. Почему так происходит, пытается выяснить мама, ведущая дневник.

Четверг, 1 июля


ЧТО ЖЕ делать с Данькой? Не слушается, чертенок! И я с размаху даю ему шлепок. Мальчик прекращает баловство.

Многие уверены, что физические наказания детям идут на пользу. Мол, они становятся более воспитанными. Речь, конечно, не о таких мерах, которые могут покалечить. Имеется в виду шлепок, слабый, только для вида. Помню одну телепередачу с Борисом Грачевским, художественным руководителем киножурнала «Ералаш». На вопрос «Бить или не бить непослушного?» он отвечал:

— Японского мальчика, может, и не надо бить, а нашего надо!

Понятно, разные народы, разные традиции. И все же меня интересует, почему наши детки, получив легкий шлепок, прекращают делать то, за что получили его? Ведь им не больно.

— Это обида, — объясняет психолог. – Это такой дискомфорт, который сильнее физической боли. Шлепок всегда выглядит несправедливым в глазах ребенка. Ведь он «ничего такого» не делал!

Обиду малыш запоминает надолго. Он ее копит. А мама, крича и размахивая руками, показывает свое бессилие что-то изменить.

— Не шлепать ребенка надо, а объяснить, чем грозит непослушание, — продолжает психолог. – Сын крутится за столом и может разлить варенье? Пусть! Скатерть потом постираете. На прогулке бегает так, что может попасть под машину? Остановите его и положите на проезжую часть пакет от сока. Когда по нему проедет машина, покажите результат ребенку. Больше он на дорогу не выбежит. Бить за то, чего уже не исправишь (например, не склеишь разбитую чашку), жестоко. Ребенок и сам жалеет, что все так «случайно» произошло. А тут еще вы с истерикой.

Что мы обычно запрещаем детям? Не трогать на улице снег, на качелях сильно не качаться, не залезать на дерево. А как тогда накопить свой опыт жизни в социуме? По этому поводу у меня с мужем всегда споры. Как я боялась, когда он предложил впервые отправить в школу одного сына-первоклассника! Муж обещал тихонько идти за Данькой. Но я так волновалась! Но вот муж вернулся домой и заверил: сын благополучно добрался и до школы, и до класса!

— Взрослые не могут выработать единый тип реакции на поведение детей, — продолжала психолог. — В один день кувыркаться на диване можно – все смеются, а в другой почему-то нет. Вот и неудивительно, что дети непослушные. А они вообще-то любят порядок и постоянство во всем.

Родители порой сами дискредитируют себя в их глазах. Те прекрасно знают, что нас можно не слушать и ничего за это не будет. Мама покричит да успокоится, а угрозы свои никогда не выполняет. Иногда приврет. Например, говорит, что если сразу съесть много конфет, то все зубы выпадут. «Я проверял — ничего подобного!» — услышала разговор сына и дочки.

Вот ребята и делают выводы: если не слушаться, то жить интереснее.

— Мы хотим, чтобы ребенок делал все так, как удобно нам, а не ему, — говорила психолог. — Не прыгать, не грызть чипсы на диване, не мешать взрослым заниматься своими делами. А сами постоянно дергаем их: «Куда пошел? Зачем трогаешь пульт? Что ты рассыпал на кухне?» От одних родительских «нельзя» опыта не прибавится. И ребенок лезет в лужу, чтобы самолично убедиться: да, вода холодная и попадает в сандалики. А горло заболело, потому что ноги замерзли.

— Сначала объясните, а потом дайте попробовать, — резюмировала психолог. – Тогда ребенок будет вас слушаться.

Понедельник, 28 сентября

ТРУДНОСТИ с обучением были у Дани большие. Начиналось все, казалось бы, с ерунды. Даня медленно писал, долго запоминал, часто не мог сосредоточиться, видимо, из-за усталости. Я все это списывала на счет того, что сын еще мал. А надо было вовремя подобные «заковыки» удалять. На первом этапе это было несложно. Со временем трудности наложились одна на другую. И Данька опустил руки. Ему стало неинтересно и даже страшно ходить в школу из-за постоянных неудач.

— Ребенок сдается, когда у него появляется неуверенность в себе, — говорила психолог, — а не потому, что он неспособный. Школьная программа не требует академических знаний, каждый может ее освоить. Если неудачи следуют одна за другой, наступает момент, когда ребенок себе внушает: «Это у меня никогда не получится». А раз так, то зачем стараться? Тут и родители подливают масла в огонь: «Какой ты бестолковый!» И эта не вдохновляющая оценка еще больше принижает мнение ученика о самом себе.

— Что же делать родителям? – спросила я.

— Не рассматривайте школьные трудности как личную трагедию, — ответила психолог. – И не отчаивайтесь. А главное, не показывайте своего огорчения или недовольства ребенком. У вас другая задача — помочь ему. Любите его таким, какой он есть. Тогда ему будет гораздо легче.

Надо приготовиться и к тому, что предстоит длительная совместная работа. Ведь самому школьнику не справиться. Главная помощь – не решать, конечно, за него примеры и не писать диктант, а поддерживать в ребенке уверенность в своих силах. Надо снять с «неудачника» напряжение и чувство вины. Если пришел из школы расстроенным, не приставайте к нему с расспросами, оставьте в покое. Он сам придет к вам излить душу.

Не обсуждайте с учителем проблемы ученика в его присутствии. Не ругайте, если рядом стоят одноклассники. Не подчеркивайте успехи других детей.

При совместном выполнении домашних заданий не спешите. Ведь преодолевать трудности всегда не просто. Не раздражайтесь, не повышайте голос. Зачем тогда вообще вызвались помогать? Спокойно объясняйте одно и то же несколько раз.

Типичные родительские жалобы «Нет никаких сил, все нервы вымотал» только вредят. Получается, что во всем виноват ребенок, себя родители жалеют, а его – нет.

Занимаясь с учеником, не смотрите одним глазом в тетрадь, другим – в телевизор. Постарайтесь найти контакт с учителем, ведь ребенку нужны помощь и поддержка с обеих сторон. При неудачах подбодрите и похвалите маленького «неудачника» даже за самый маленький успех.