№ 196 от 03 ноября 2010 г.

Вехи Октября

уроки истории

МНОГИЕ НАШИ читатели наверняка помнят слова из песни поэта Юрия Каменецкого и композитора Вано Мурадели “Есть у революции начало — нет у революции конца”. Она была написана в 1967 году к полувековому юбилею Великой Октябрьской социалистической революции.

115 ЛЕТ НАЗАД, 1 ноября 1895 года, был создан “Союз борьбы за освобождение рабочего класса” — общегородская политическая организация социал-демократического Петербурга, которая явилась зачатком революционной пролетарской партии в России, созданной Владимиром Ильичем Лениным. В 1898 году члены этой организации предприняли первую попытку образовать свою партию на съезде в Минске, однако она оказалась неудачной. И только в 1903 году на съезде в Брюсселе была учреждена Российская социал-демократическая рабочая партия. Вероятно, тогда и зарождалось учение об империализме и ставшей основой основ диктатуре пролетариата. Оттуда пробились истоки социалистической революции, всего, что является ключом к пониманию нынешней политической обстановки на территории нашей необъятной и незабвенной Родины. Всего, что дает нам надежду на возрождение великого Советского Союза, но уже в новом качестве.

ПОСЛЕ РЕВОЛЮЦИИ, в апреле-мае 1920 года, когда была написана работа “Детская болезнь “левизны” в коммунизме”, появилось ленинское определение “Большевизм существует как течение политической мысли и как политическая партия с 1903 года”, возникшее “на самой прочной базе теории марксизма”. Ленин писал об этом, выстрадав истину, что марксизм является единственно правильной революционной теорией. Россия своей историей неслыханных мук и жертв, невиданного революционного героизма, невероятной энергией исканий, обучения, практических испытаний, разочарований, сопоставления своего опыта с европейским тоже выстрадала свой выбор.

МОМЕНТ ИСТИНЫ созрел в октябре 1917-го. После того как 7 октября Ленин тайно вернулся в Петроград, события начали развиваться лавинообразно. 9 октября появилась статья Владимира Ильича “Задачи революции”. 10 октября ЦК РСДРП(б) принял решение о подготовке вооруженного восстания. “За” резолюцию проголосовали Ленин, Свердлов, Сталин, Троцкий; “против” — Каменев, Зиновьев. 12 октября Ленин написал статью “Кризис назрел”. В тот же день был создан Военно-Революционный Комитет, легально ставший комитетом обороны Петрограда, а фактически центром подготовки вооруженного восстания. В ВРК вошли большевики, левые эсеры, меньшевики-интернационалисты, анархисты.

14 октября Ленин закончил работу “Удержат ли большевики государственную власть”.

16 октября состоялось расширенное заседание ЦК РСДРП(б), на котором выступил Ленин, четко указавший на альтернативу, которая встала перед большевиками: “Либо диктатура корниловская, либо диктатура пролетариата и беднейших слоев крестьянства”. 19 октября лидеры левых эсеров пообещали большевикам поддержку в случае организации вооруженного восстания с целью передачи власти Советам.

21 октября Владимир Ильич написал статью “Советы постороннего”, в которой изложил программу вооруженного восстания. Петроградский гарнизон переходит на сторону ВРК.

С 20 по 24 октября ЦК фактически не допускал Ленина в Смольный. Он неожиданно появился там без предварительного согласования вечером 24-го. Приняв участие в заседании ЦК РСДРП(б), Ленин переломил ход голосования и настоял на принятии резолюции о вооруженном восстании. Именно с этого момента ленинская энергия, воля, работоспособность становятся поистине титаническими.

25 октября открылся II Всероссийский съезд Советов. 28 октября состоялось расширенное заседание ЦК РСДРП(б), на котором был избран Военно-революционный центр по руководству вооруженным восстанием. 29 октября был ликвидирован юнкерский мятеж в Петрограде, организованный контрреволюционерами под флагом “Комитета спасения родины и революции”. На следующий день Керенский заверил членов Временного правительства, что войска Петроградского гарнизона без труда подавят попытку большевиков захватить власть. На заседании Временного правительства один из выступающих заявил: “Мы выжидаем и не принимаем некоторых мер, например, закрытия газет, призывающих к восстанию, не закрываем митингов... Наша тактика “ожидания событий” уже вредна... и страшна...” До победы революции оставались считанные дни.

В “ДЕТСКОЙ БОЛЕЗНЕ “ЛЕВИЗНЫ” Ленин, объясняя успех революции, писал, что большевизм, прошедший пятнадцатилетнюю практическую историю (1903–1917 годы), “по богатству опыта не имеет равной себе в свете силы”. “Ибо, — утверждал Владимир Ильич, — ни в одной стране за эти 15 лет не было пережито даже приблизительно так много в смысле революционного опыта, быстроты и разнообразия смены различных форм движения, легального и нелегального, мирного и бурного, подпольного и открытого, кружкового и массового, парламентского и террористического. Ни в одной стране не было сконцентрировано на таком коротком промежутке времени такого богатства форм, оттенков, методов борьбы всех классов современного общества. Притом борьбы, которая, в силу отсталости страны и тяжести гнета царизма, особенно быстро созревала, особенно жадно и успешно усваивала в себе соответствующее “последнее слово” американского и европейского политического опыта”.

БОЛЬШЕВИЗМ ДЛЯ ЛЕНИНА был “применением революционного марксизма к особым условиям эпохи” — эпохи империализма и пролетарских революций. Аналогично оценивал ход событий и Сталин, считавший, что именно большевизм “дал идею, теорию, программу, тактику” пролетарской революции, указал “верный путь к спасению от ужасов войны и империализма”. И конкретизировал: “Большевизм и ленинизм — едино суть. Это два наименования одного и того же предмета”.

Без большевизма любые революционные преобразования оставались бы утопией. Как и без Ленина любая сила оставалась бы недееспособной. Без выверенной теории невозможно добиться цели.