№ 195 от 02 ноября 2010 г.

Восемь атак восьми правительств

В октябре исполнилось 70 лет государственной системе трудовых резервов. Если 50 лет она развивалась благодаря заботе государства, то последние 20 —  без его помощи.

ЭТИ СЛОВА я услышала от вице-президента Всеукраинской ассоциации работников профтех­образования Лидии Бржестовской.

— Лидия Алексеевна, что имеется в виду?

— Массовая подготовка квалифицированных рабочих началась в 20-30-х годах прошлого века. Школы фабрично-заводского ученичества наряду с обучением профессии выполняли и святую свою функцию — социальную. Брали сирот, детей из бедных семей и бесплатно кормили, одевали, давали общежитие. Так дети вставали на ноги. Несмотря на нелегкие годы построения социалистической системы хозяйствования, проф­техобразование получало огромную государственную поддержку. Ее нельзя сравнить с сегодняшней.

И после войны мы ее вполне ощущали. Не случайно училища воспитали многих выдающихся людей — академика Валентина Глушко, летчика-космонавта Павла Поповича, народную артистку СССР Евгению Мирошниченко. К слову, судьба этой одаренной девочки из харьковского ПТУ была на контроле у первого заместителя Председателя Президиума Верховного Совета Украины.

В Советском Союзе профтехобразование Украины было наиболее развитым. К 1991 году мы имели прекрасные учебные и производственные корпуса, актовые залы, спортплощадки, общежития... Проходит четыре с половиной года. В стране идет общий дерибан. Наши здания захватывают нарождающиеся капиталисты. И становится ясно, что никто нас спасать не собирается. В 1995 году патриоты профтехобразования создали свою ассоциацию. Главная ее задача — спасти от разрушения профтехучилища и социально защищать тех, кто в них работает и учится.

Мы старались не допустить передачи училищ в коммунальную собственность и на финансирование в коммунальный бюджет. Иначе они перестали бы существовать. В разные времена благодаря решительной позиции ассоциации отбиты восемь атак восьми правительств по передаче профтехобразования на региональный уровень. Последняя была при правительстве Тимошенко в прошлом году, когда приняли постановление о передаче училищ на коммунальное финансирование с 1 января 2010 года. Это не состоялось только потому, что Тимошенко не избрали президентом. За годы независимости мы потеряли свыше 260 учебных заведений из более чем тысячи, которые имели.

— Сколько закрылось в Киеве?

— Двадцать. А этим летом вышел приказ министра образования Дмитрия Табачника, согласно которому еще три строительных ПТУ объединены в одно. Что будет с 1800 учащимися и 500 работниками, в приказе не говорилось. Вообще Киев — чемпион по разрушению. В столицу едут предприниматели, которым нужны “крепкие здания” на “привлекательной земле”. Приказ был принят тайно, без обсуждения с трудовыми коллективами и согласования с горадминистрацией, вопреки закону о профтехобразовании и Кодексу законов о труде. Иначе, как чиновничьим произволом, это назвать нельзя. Все мы, как и президент ассоциации, народный депутат Верховной Рады IV-V созывов, доктор педагогических наук профессор Николай Садовый, убеждены в этом. Люди ушли в отпуск, зная, что у них есть работа, зарплата. И дети, поступившие учиться, были уверены,что все будет нормально. И вдруг такое...

— Преподаватели уволены?

— Пока на месте директора, их заместители, преподаватели, мастера производственного обучения. Но это временно. Ведь если два учебных заведения свели на одну площадку, то не будет же там двух бухгалтеров, двух директоров, двух заместителей, по два завуча, психолога, библиотекаря, медработника. И двух преподавателей одного и того же предмета. Многие окажутся безработными. Здание, в которое “посадили” два ПТУ, рассчитано на 800 учащихся. А обучаться должны больше тысячи. Где размещать мастерские и учебные кабинеты по специальностям, которых в принявшем заведении не было? Часть детей бросила учебу, потому что им теперь из центра города приходится ездить аж в Голосеево.

— Чем это объясняли чиновники?

— Их аргументы неправдивы. Первый: в Киеве строителей достаточно. Но почему тогда при подготовке к Евро-2012 везут рабочих из Македонии, Турции и других стран? Могут сказать: нужны строители такого класса, каких не готовят наши ПТУ. Частично согласна, но как на эти доводы ложатся данные Центра занятости о том, что предприятия города массово нуждаются в рабочих-строителях?

Говорят, что ликвидация трех ПТУ вызвана желанием укрепить учебно-материальную базу общего учебного заведения. Но какой там был производственный парк, такой и остался.

Третий аргумент о том, что в объединенное училище отберут лучших педагогов, тоже спорен. Сомнительно и обещание трудоустроить всех. Если вы ликвидировали десятки рабочих мест, то куда можно устроить людей? Они пополнят ряды безработных. Чиновники без зазрения совести называют черное белым.

— Что самое наболевшее в других регионах?

— У нас одна боль на всю систему. Зарплаты и стипендии небольшие. Мы понимаем, что денег в казне нет, и не требуем резкого повышения финансового обеспечения. Но есть вещи, с которыми мириться нельзя. Уже 20 лет не финансируется обновление учебно-материальной базы. Разрушаются здания, коммуникации. Их хотя бы ремонтировать нужно. А средств не дают. Правда, коллективы научились зарабатывать сами. Но эти деньги по какому-то неведомому праву отбирают в бюджет!

Снабжение водой, теплом, электроэнергией 20 лет оплачиваются на 50 процентов от потребности. Что делать? Не платить за коммунальные услуги? Отключат. Платить — денег не хватает. И заработанное в основном расходуется на погашение этих долгов. А есть ПТУ, которые не зарабатывают. Чья это проблема? Государства! И училища должно финансировать оно.

За производственную практику предприятия обязаны платить учащимся 50 процентов зарплаты, другие 50 — учебному заведению на развитие. В условиях кризиса многие предприятия отказываются от оплаты детям. Что же, не посылать их на практику? А как учить профессии? Или отправлять, но бесплатно. Коллективы выбирают второе.

Сегодня под проверками контрольно-ревизионных служб находятся сотни учебных заведений. Им насчитываются колоссальные суммы долгов перед учащимися. Но этих сотен тысяч гривен нет и никогда не появится у ПТУ. Предприятия сегодня не платят не только учащимся, но и штатным работникам. Кому нужна эта игра? Мы не раз просили Кабинет министров принять постановление о временных мерах по производственной практике. Ответа нет. А в коллективах появилось социальное напряжение из-за того, что директорам насчитали по 400 — 600 тысяч гривен долга учащимся. Где их взять?

И еще одно. Как можно назвать то, что в 2009 году не издано ни одного учебника по специальным предметам? Что будет к концу этого года, мы не знаем.

— Значит, система не развивается?

— Напротив. В любом учебном заведении можно увидеть современные аудитории, мастерские. Но все это благодаря энтузиазму людей. Профтехобразование сегодня критикуют. Не могу сказать, что необоснованно. Упрекают за то, что уровень кадров, которые оно готовит, не отвечает современным требованиям, что выпускает специалистов, которые не востребованы. Частично это правильно. Но как можно это сделать без государственной поддержки? Как подготовить современного рабочего на том, что не обновлялось 25-30 лет?

— Чем Ассоциация может гордиться?

— Тем, что много училищ сильным мира сего захватить не удалось. Мы отстояли ПТУ-28 Ровенской области, ПТУ-41 Запорожья, Ужгородский лицей сферы услуг, Кролевецкое высшее профтехучилище № 23 Сумской области, Харьковский профессиональный лицей полиграфии, Львовский межрегиональный центр художественного моделирования, Каменец-Подольское высшее профтехучилище № 42 Хмельницкой области, Одесское ВПУ морского туристического сервиса, Киевское строительное ВПУ-25, ВПУ водного транспорта, ВПУ машиностроения, стадион Высшего профтехучилища строительства и дизайна, Межрегиональное высшее профессиональное училище связи.

— Есть гарантия того, что вы будете работать спокойно?

— Позволю высказать личное мнение. Мы рассчитывали на то, что “регионалы”, которые пришли к власти, как промышленники, отнесутся к профтех­образованию с пониманием его роли. Но пока наши надежды не оправдываются. Так что борьба продолжается!

Татьяна ХЛЕБНИКОВА.