№ 191 от 27 октября 2010 г.

На виду у людей

Выборы

ТЕПЕРЬ, после знакомства с Александром Веретинским, старшим преподавателем Винницкого института Межрегиональной академии управления персоналом, я знаю, почему он, не являясь коммунистом, все же выдвинул свою кандидатуру от КПУ на должность председателя сельсовета двух сел — Гущинцы и Каменогорка Винницкой области.

Александр Анатольевич родился в Гущинцах. Окончил здесь школу. В 1990 году поступил в Киевский пединстиут. И хотя имел общежитие, часто ездил в родное село. Окончив вуз, работал в Гущинском профтехучилище. И потом, когда получил второе высшее образование — экономическое, преподавал в винницких вузах и довольно быстро продвигался по карьерной лестнице. Но никогда не планировал осесть в областном центре. Днем пообщается со студентами, а вечером — домой.

— Я очень люблю Гущинцы, — сказал Веретинский.— У нас природа красивая, люди хорошие.

Хорошие-то хорошие, да с каждым годом все беднее живут. Каменогорка вообще вымирает. По переписи 2001 года в ней всего 409 жителей. В основном пенсионеры. Да и Гущинцы поредели. Хотя не так сильно. Одних только избирателей 1800 человек. Это те, кто, по мнению Веретинского, может отдать за него свои голоса.

Смотрит на их жизнь Александр Анатольевич, и сердце болит. Взять те же паи. Люди имеют по 2,4 гектара прекрасной земли. Чернозем! Что хочешь на нем вырастет. Cдают землю в аренду, а взамен им — копейки.

— В соседних селах расчет идет 1,5 тонны зерна за пай, мои же односельчане получают всего два мешка кукурузы или 200-300 килограммов ячменя либо пшеницы, — рассказывает Веретинский.— Обидно! Люди заслуживают большего.

Есть и другая беда — цены на молоко. У соседей она намного выше, чем в Гущинцах. Это зависит от того, кто молоко покупает. Причина в том, что у жителей Гущинец нет единого договора, потому закупочные цены часто безосновательно меняются.

Возьмем проблему трудоустройства. Молодежь разъехалась в поисках заработков. А будь работа в родном селе, многие бы вернулись. Поэтому необходимо привлечь средства инвесторов.

Еще требуется наладить работу детсада. Сегодня в нем 70 ребятишек, а в очереди — 100. И вообще для подрастающего поколения нужно создать хорошие условия для занятий спортом, художественным и техническим творчеством. Школьникам обеспечить более качественное и менее затратное питание, чем сейчас.

Неплохо бы еще отремонтировать дороги, реконструировать рынок, дом культуры, организовать для населения разного рода услуги... Словом, проблем много, и одна тянет за собой другую.

— Да, вы замахнулись! — говорю Веретинскому. — Как же все это выполнить? И каков будет механизм вашей работы в случае избрания председателем сельсовета?

— Главное, чтобы работа моя и депутатов сельсовета была на виду у людей, — ответил он. — Они должны знать, какие перед нами стоят задачи, каков бюджет, какое решение принимается, какие и на что будут потрачены средства. Более того, я хотел бы обсуждать наши проблемы не только с депутатами, но и с жителями села, выслушивать их мнение и предложения по выходу из той или иной ситуации.

— Как вы добьетесь такой гласности?

— Сделаем рабочий стенд, на который секретари вывесят всю информацию, периодически дополняя ее.

— Этого будет достаточно?

— Надеюсь. А еще, если появится возможность, надо сделать свой сайт, чтобы люди могли общаться с нами по электронной почте. Это особенно важно для молодежи. Да и реклама села будет.

— А что по земельным паям, ценам на молоко?

— Дело в том,что у нас нет конкуренции. Жители села, с одной стороны, а инвесторы — с другой не знают друг о друге. И получается, что селяне отдают свою землю в аренду первым попавшимся. Кроме того, у людей нет необходимой техники, чтобы работать на земле. Решение одно: создать коммунальное хозяйство или кооператив. Должен быть тендер, чтобы люди могли пообщаться с инвесторами, предложить свою цену. А что касается цен на молоко, то надо помочь селянам составить договора, которые бы регулировали закупки на законной основе. Люди должны понять, что работать в коллективе лучше. В одиночку трудностей не преодолеть. Надо возродить дух коллективизма, вернуть чувство локтя и взаимопонимания, которые были во времена Советского Союза.

— Что вас больше всего задевает при встречах с людьми?

— Безразличие! У нас за селом возле Южного Буга когда-то был карьер, который постепенно наполнился водой. Образовалось озерцо. Ну, ребятишки и взрослые здесь купались, отдыхали. А в этом году нашелся хозяин, который озеро приватизировал. Огородил два гектара земли, и там уже стоят домики. Депутаты в свое время обращались к людям, чтобы поставили заградительные отряды. Тогда техника не могла бы на эту территорию ничего завезти. А жители проявили безразличие. Вот и потеряли мы такое чудесное место.

— Моя хата с краю? Национальная черта?

— Да, наш знаменитый менталитет.

— И как вы намерены это преодолеть?

— Мотивацией. Люди должны знать, что они теряют, а что приобретают. Я по этому принципу работал с учащимися ПТУ(а там своя специфика) и со студентами вузов. Никогда не навязывал свою точку зрения. Даже занятия проводил в форме дискуссий.

— И получалось переубедить?

— Многих. Лучшим уделял больше внимания, помогал получать более глубокие знания.

— Но студенты — люди в определенной степени подневольные.

— Я никого не обижал. И, думаю, был справедлив. Надо и в работе с избирателями максимально прислушиваться к их потребностям, учитывать их точку зрения и использовать ее при решении насущных проблем.

Киев—Винница—Киев.