№ 189 от 22 октября 2010 г.

Правда жизни

Житейская история

Сам виноват


СЕРГЕЙ Иванович пришел домой раньше обычного. Жена, услышав, как хлопнула входная дверь, выглянула из кухни.

— Это ты, дорогой? Почему так рано? — прощебетала она и, не дождавшись ответа, скрылась.

До слуха Сергея Ивановича донеслось заманчивое шипение чего-то вкусненького на плите. Вот уже полтора года, как его Зина была без работы. Полгода получала пособие из Центра занятости, а теперь ей предлагают там обучиться какой-нибудь более перспективной специальности. Например, стать бухгалтером. Зина в принципе была не против получения новых знаний, но отказалась: узнав ее возраст (52 года), на работу никуда не принимали. Причем же здесь специальность? К тому же бухгалтеры нужны с опытом. Вот и промышляла теперь Зина чаем да кофе, которые разносила по рынку, благо он буквально в пятидесяти метрах от их девятиэтажки. Было время, когда такое соседство раздражало, а теперь вот кормит.

Не раздеваясь, Сергей Иванович прошел на кухню и присел на табуретку.

— Да что случилось? — не оборачиваясь, спросила его Зина.

— Зин, ты только не волнуйся, — начал супруг.

Зина замерла. Сергей Иванович видел, как напряглась ее спина. Потом жена машинально выключила все конфорки, сняла фартук и присела рядом.

— Что, говори, что случилось?! — глаза глядели тревожно.

— Меня Сорокин уволил.

— Как уволил? — выдохнула Зина. — За что? Ты же там у вас лучший был.

— Был, да сплыл.

— Нет, за что? Не могут же просто так? — допытывалась жена.

— Сам виноват, Зин, сам. Прости.

— Да что ты такого сделал? — не унималась супруга.

— Пошел к директору спросить, когда отдаст долги по зарплате. Уже за три месяца долг. А он сказал, что, если мне не нравится, я свободен.

— И все?

— Все.

— Так, может, это просто слова? Что такого в том, что человек своей зарплатой интересуется? Как можно за такое увольнять? И по закону так нельзя. Сереж, он права не имеет. Завтра выйдешь на работу — и все!

— По какому закону, Зина? Я ведь даже не оформлен официально, как и все. Пропуск отобрали — больше не пройду на территорию.

— А деньги, деньги Сорокин тебе отдал, которые задолжал?

— Нет…

Зина лихорадочно соображала, что делать.

— Сережа, ты пойдешь в прокуратуру и напишешь обо всем. И о нелегальном производстве тоже. А еще, знаешь, что мы сделаем? Смотри!

Она порылась в столе и достала объявление о встрече с депутатом.

— Мы пойдем на встречу и попросим его помощи! Тем более что там будут еще и народные депутаты в качестве поддержки. Он же хочет, чтобы его снова избрали! Вот и будет вынужден заняться твоим вопросом!

Ворон ворону...

ВСТРЕЧА с депутатом была в выходной день. По такому случаю Зина даже пропустила свою подработку, хотя воскресенье — самый базарный день. Но вопрос мужа значил больше.

Супруги пришли заранее. Зал был пуст. К началу встречи он наполнился едва ли на четверть. Депутат зашел в зал вместе с прокурором, что очень порадовало супругов. Только радовались они напрасно. Взяв слово, депутат «не отдавал» его минут пятьдесят. На вопросы собравшихся осталось всего десять минут. Сергей Иванович поднял руку. Но слово дали другому.

— Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к проблеме беспризорных животных? — спросил тот.

Депутат оказался большим любителем животных...

Когда до конца встречи осталось пять минут, Зина не выдержала и поднялась с места.

— Беспризорные животные — это проблема, но незаконные производства Сорокина — куда важнее! Людям не платят зарплату, их выкидывают с работы! Помогите навести порядок!

— У вас в городе есть нелегальные производства? — обратился депутат к прокурору.

— Нет! — ответил тот. — Все легально. И Сорокин — легальный бизнесмен. — Кстати, — обратился он к Зине, — я бы посоветовал вам быть полегче с обвинениями. Если Владимир Павлович подаст на вас в суд за клевету, он будет прав.

— Как прав?! — изумилась Зина. — Как прав? — обернулась она в зал. — Да ведь всем известно, что происходит.

— Извините, — перебил ее депутат. — Наше время истекло. Мы должны освободить помещение. Те, кто не успел задать вопросы, напишите их. Я все рассмотрю и приму меры.

У Сергея Ивановича было с собой готовое заявление. Он передал его депутату и поспешил к выходу. За ним шла расстроенная супруга. Они вышли на улицу и замерли: депутат и прокурор, на которых они возлагали надежды, весело общались с Сорокиным, потом сели в его машину и укатили.

— Чего удивляться? — сказала Зина. — Ты видел, какой на нем костюм? А ворон ворону глаз не выклюет.

* * *

…Как вы думаете, уважаемые читатели, чем закончится эта история? Ждем ваших версий.