№ 103 от 21 июля 2006 г.

Погромче и почетче, шеф!

Джордж Буш оказался в центре очередного скандала с «прослушкой»

ПРЕЗИДЕНТ Буш должен знать, что в России всегда кто-нибудь кого-нибудь слушает. На саммите “Большой восьмерки” слушали именно его. Причем “жучки” КГБ как раз не понадобились. Лидер свободного мира ругал коллег, ворчал на генерального секретаря ООН и клял стреляющих ракетами радикалов на Ближнем Востоке — прямо через включенный на обеде микрофон. Как много это значит для гармонии саммита. Политики лучше всех знают, каким опасным бывает микрофон. Рональд Рейган объявил о бомбардировках СССР, проверяя работу микрофона. Билл Клинтон, включив микрофон, рассуждал о беспомощном советнике. В истории с громкоговорителем Буш попадал и раньше. Во время избирательной кампании в 2000 году он, забыв о микрофоне, показал Дику Чейни на журналиста в толпе и громко назвал его “большим”, так скажем, ничтожеством. Буквально Буш выпалил: major league asshole, что можно перевести как “та еще задница”. Чейни согласился: “Исключительная”. В России у Буша был особый повод для беспокойства: русские демонстративно прослушивали сотрудников Белого дома. За время подготовки саммита микрофон “включали” дважды: на совещании министров финансов G8, а затем на встрече министров иностранных дел “восьмерки”. Во втором случае мир узнал о жарком споре между госсекретарем Кондолизой Райс и российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым о тексте заявления по Ираку. Буш “предстал во всей красе”, когда лидеры G8 поглощали последнюю совместную трапезу после трех дней саммита. В помещении было полно камер российского телевидения, но предполагалось, что микрофоны выключены. Впрочем, вместо звяканья тарелок и бульканья напитков в эфир все равно попали обрывки президентского разговора за обедом. Когда секретарь спросил президента США о заключительном выступлении, тот отверг текст: — Нет. Просто сократи его. Я не буду говорить длинно, как все они. Эти люди слишком много говорят, — досадовал Буш и добавил: — Вечером есть, чем заняться. Поехать в аэропорт, сесть в самолет и отправиться домой. Затем американский лидер обратился к кому-то из участников обеда, вероятно, к президенту Китая Ху Цзиньтао, и поинтересовался, сколько времени тот добирается домой. — Восемь часов? — воскликнул Буш. — Я тоже. Россия большая страна и у вас большая страна. В этот момент подошел Блэр. Диалог продолжился: — Блэр, что ты делаешь? Уезжаешь? — Нет-нет, пока нет, — ответил Блэр. — Спасибо за свитер (подарок Тони Блэра Джорджу Бушу на 60-летие. — Ред.). Огромное внимание с твоей стороны. Я знаю, ты сам его выбирал. — Ну конечно же, — ответил Блэр, и они рассмеялись. Затем собеседники заговорили об ООН и Ближнем Востоке. Только тут Блэр заметил микрофон и щелкнул по нему. Пресс-секретарь Белого дома Тони Сноу, комментируя всю эту историю, сказал, что Буш “вращал глазами и смеялся”, когда узнал о том, что его “засекли”.