№ 185 от 16 октября 2010 г.

В Киеве снова горят танки

Постскриптум
«У ніч на 14 жовтня — річницю заснування Української повстанської армії — невідомі послідовники УПА підбили в центрі Києва танк радянських окупантів. Запеклий бій відбувся вночі у районі станції метро «Шулявка». Маючи перевагу в ініціативі й прорвавши під покровом ночі слабко організовану оборону супротивника, повстанці спалили ворожу бронетехніку і без втрат відступили до лісопаркової зони. Слава нації! Смерть ворогам!»

ЭТО текстовое сопровождение видеоролика, появившегося 14 октября в Интернете. Речь идет об установленной на проспекте Победы “тридцатьчетверке” в честь танкистов, освобождавших Киев. Ни одна из радикальных националистических организаций не решилась взять на себя ответственность за содеянное. Хотя первым видео начал тиражировать небезы­звестный Дмитро Корчинский, теперь он, правда, открещивается от причастности к акту вандализма. Киевский соратник Тягнибока Андрей Ильенко сказал о возможной провокации в преддверии предстоящего марша в честь УПА. Хотелось бы верить, что правоохранительные органы (не такое уж это для них сложное дело) найдут подонков. А вот что касается провокаций, то остановимся непосредственно на посвященной УПА акции.

Скажу честно: хватило меня послушать лишь выступление некого Юрка Михальчишина. Потом уже узнал, что он еще и кандидат в мэры Львова от “Свободы”. “Украина окружена врагами”, “нация в опасности”, “слава Бандере” — это приблизительный набор тезисов выступления львовского нациста. Но более всего “умилил” следующий пассаж: “Нам нужен новый Коновалец, который наведет порядок в столице. Как в 1918 году он навел порядок, когда расстреливал врагов нации”. Если кто запамятовал, напомню: это тот самый Коновалец, который расстреливал рабочих киевского “Арсенала”, а впоследствии стал основателем ОУН. Теперь скажите, мог ли не возрадоваться, узнав новость о сожженном советском танке, Михальчишин, сказавший 14 октября: “У этих оккупантов есть свой праздник — “день пабеды”, а у нас будет свой праздник — день нашей с вами победы”?

В это же время на Бессарабке у памятника Ленину проходил антифашистский митинг, подробности о котором сообщались во вчерашнем номере “РГ”. Что можно сказать, подводя итоги? Во-первых, левые силы в очередной раз не дали пройти нацистам по Крещатику. Разумеется, сам по себе позитивный факт. Смущает, а точнее, гадко становится на душе по другой причине. Увы, власти, имея для этого все возможности и полномочия, практически не препятствуют деятельности откровенно профашистских организаций. Более того, уже несколько лет ходят разговоры, что радикалов-антисемитов из “Свободы” финансирует известный украинский олигарх еврейского происхождения, за что он вроде бы получил разнос в приватных беседах с руководством международных еврейских организаций. Еще больше разговоров о том, что деятельность “Свободы” выгодна и даже финансируется кое-кем из... Партии регионов. Дело в том, что образ врага позволяет мобилизовать не воспринимающего национализма избирателя юго-востока. Если учесть частоту появления “свободовских” функционеров на телеканалах (даже тех, которые контролируются близкими президенту людьми), то предположения не кажутся такими уж нереальными. Да и будем откровенны: власти, пусть не так открыто, как раньше, но продолжают заигрывать с правыми радикалами. Указы Ющенко по Бандере и Шухевичу не отменены, в подконтрольном правительству Музее Вооруженных Сил Украины по-прежнему развернута экспозиция, посвященная эсэсовцам. К сожалению, забыт печальный опыт Германии, где банкиры и промышленники решили сделать ставку на, как казалось им, послушного Гитлера. Ну а закончу тем, с чего начал — шулявским танком.

...4-5 ноября 1943 года разведвзвод 22-й гвардейской танковой бригады первым ворвался в столицу Украины. На площади Калинина (ныне Майдан Незалежности) над зданием Киевского обкома партии бойцы водрузили Красное знамя. За этот бой командиру взвода гвардии старшине Никифору Шолуденко присвоено звание Героя Советского Союза. Посмертно. Ему было всего 24 года. Никифор Шолуденко не дожил до 14 октября 2010 года. Мне лично было бы стыдно посмотреть ему в глаза.