№ 180 от 08 октября 2010 г.

Репортаж из петли времени

Исторические параллели

ДОРОГИ, ВЕДУЩИЕ к высокому искусству, полны терний, но на них удается срывать и прекрасные цветы, говорила французская писательница ХІХ века Жорж Санд. Но и у самих этих «цветов» судьбы впоследствии складываются порой довольно трагически. Взять хотя бы давным-давно появившуюся «моду» уничтожать произведения искусства и культуры...

Широко известный случай произошел 3366 лет назад, когда 6 октября 356 года до нашей эры в Малой Азии был сожжен храм Артемиды Эфесской, считавшийся одним из семи чудес света. Жители Эфеса приняли решение никогда не произносить имени поджигателя, чтобы не прославить его. Но, как говорят, шила в мешке не утаишь. Весть об уничтожении храма распространилась повсеместно, и древнегреческий историк Феопомп назвал в своих трудах это имя — Герострат. С той поры снискать «геростратову славу» означает прославиться варварским уничтожением культурных ценностей. Интересно и другое: если бы Герострат не поджег храм, мы, возможно, не знали бы дату рождения Александра Македонского. Историки древности утверждают, что великий полководец родился именно в октябре, и, по преданию, храм сгорел в ночь на день его рождения.

ПЕРВОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ сжигание книг в Нидерландах зафиксировано 7 октября 1520 года. В христианской традиции сожжение еретических книг было распространено с момента возникновения церкви. В 35 году после проповеди апостола Павла в Эфесе «из занимавшихся чародейством» довольно многие, «собравши книги свои, сожгли пред всеми; и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм». Предполагается, что самое первое сожжение книг устроил китайский император Цинь Ши Хуан в 221 году до нашей эры. При этом он и ученых велел закопать в землю живыми. За что боролся император, на то и напоролся: вскоре после этого его династию свергли неграмотные простолюдины. Из-за уничтожения книг китайские историки испытывали огромные сложности с источниками при сочинении своей хроники «Ши цзи».

Аналогичная судьба постигла и Велесову Книгу, о которой западные ученые, да и многие «наши», предпочитают «скромно» молчать, делая вид, что такого документа не было вообще. Причина очень проста — Велесова Книга отражает прошлое славян более чем за двадцать тысяч лет! Последняя запись в ней сделана волхвом в середине-конце Х века в современном летоисчислении. Практически она совпадает со временем крещения Киевской Руси. Тут уместно вспомнить о славяно-арийском руническом письме. Увидев сходство славяно-арийских рун с китайскими и египетскими иероглифами, «эксперты» немедленно заявили о фальсификации первых. Сходство китайских и египетских иероглифов со славяно-арийскими рунами, наоборот, говорит об их первичности. Славяно-арийские руны содержат в себе несколько уровней информации, каждый из которых «открывается» в зависимости от того, какие руны стоят до и после. Надергать китайских и египетских иероглифов и из этого «винегрета» сделать рунический алфавит просто невозможно. И уж коль мы вспомнили о сожжении книг, то необходимо знать о трех «ревизиях» китайских иероглифов, когда все книги, написанные «старыми» иероглифами, полностью уничтожались и все культурное достояние прошлого Китая писалось заново, новыми иероглифами. Естественно, искажались не только иероглифы, но и сама история. Тем же экзекуциям подвергалась наша история. А не были ли изначальные китайские иероглифы славяно-арийскими рунами?

ИЗ НЕПОДВЕРЖЕННЫХ огню произведений достойна внимания пьеса Дениса Ивановича Фонфизина «Недоросль», премьера которой состоялась 5 октября 1782 года в Санкт-Петербурге на сцене частного театра Книппера. По этому поводу сохранилась крылатая фраза, приписываемая Григорию Потемкину: «Умри, Денис, или больше ничего уже не пиши...» Завершающие ее слова «Имя твое бессмертно будет по этой одной пьесе» стали точной оценкой деятельности автора и его творения. С этой пьесы фактически начался русский театр, а вопль души Митрофанушки «Не хочу учиться — хочу жениться» близок по духу и современным нерадивым ученикам.

Третьего октября 1820 года, 190 лет назад, Александр Пушкин оставил Крым и через Одессу поехал в Кишинев, куда была переведена канцелярия генерала Инзова, назначенного исполняющим обязанности наместника Бессарабского края. Под надзор этого генерала поэт был выслан из столицы.

СТО ПЯТНАДЦАТЬ лет тому в селе Константиново, что под Рязанью, родился Сергей Есенин. Поэт с драматической судьбой, портрет которого висел чуть ли не в каждой избе, создал множество поистине бессмертных произведений, в числе которых «Клен ты мой опавший», «Письмо к матери», «Кобыльи корабли», «Небесный барабанщик», «Русь уходящая», «Железный Миргород»...

Портрет еще одного обладателя трубки — бородача Эрнста Хэмингуэя — в свое время висел в квартире каждого, кто считал себя интеллигентным человеком. Восемьдесят пять лет назад, 5 октября 1925 года в США вышла его первая книга — небольшой сборник рассказов «В наше время».

Счастливые судьбы поэтов и писателей — редкое исключение. Четвертого октября 1932 года состоялась свадьба Михаила Афанасьевича и Елены Сергеевны Булгаковых. Для обоих это был третий брак, всего днем ранее каждый их них расторг предыдущий. Их знакомство произошло в феврале 1929 года, когда муж Елены Сергеевны (прототип Рощина в «Хождении по мукам» Толстого) был в звании, соответствующем нынешнему генерал-лейтенантскому, и у них росло двое сыновей. Это о ней строки Булгакова в «Мастере и Маргарите»: «Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих!»