№ 180 от 08 октября 2010 г.

Еще раз о парадоксах «оккупации»

Развенчивая мифы

17 сентября Львов сотрясали дикие вопли. Орды пьяных советских солдат, размахивающих красными флагами, начали грабить и насиловать местное население. Впрочем, к реальным красноармейцам эта публика имела примерное такое же отношение, как Галилей к Галичине.

Мистификация вместо реконструкции

ТАК во Львове решили отметить очередную годовщину ввода частей Красной Армии в 1939 году в Западную Украину.

— Сегодня здесь увидят, как немецкие и советские войска совместно отмечают оккупацию, потом будет совместный парад, который мы воспроизводим по материалам кинохроники, что была отснята советской пропагандой. Позже мы воспроизведем, как так называемые доблестные воины Красной Армии грабили квартиры украинцев и издевались над ними, — рассказал один из организаторов действа Любомир Горбач. Потом началось само представление: распивающие прямо из бутылок “Столичную” “красноармейцы” горланили “Интернационал”, то и дело постреливая в жителей города. На самом деле этот спектакль, почему-то именуемый “исторической реконструкцией”, не имеет ничего общего с исторической действительностью и фактами.

Мы уже писали, но напомним еще раз: НИКОГДА НИКАКИЕ СОВМЕСТНЫЕ ПАРАДЫ НЕ­МЕЦКИХ И СОВЕТСКИХ ВОЙСК НИ ВО ЛЬВОВЕ, НИ В БРЕСТЕ НЕ ПРОВОДИЛИСЬ. В настоящее время в виду отсутствия непосредственно предмета спора, то есть совместного парада, этот вопрос даже не относится к дискуссионным. Что касается так называемой советской оккупации, думаем, нелишне будет напомнить наш трехгодичной давности материал “Парадоксы “оккупации”. Как советская власть сделала Львов украинским” (“РГ” № 161 за 30 октября 2007 г.).

Каким был Львов до «совітів»?

НАЧНЕМ с того, что украинским по этническому составу Львов стал только благодаря присоединению Западной Украины к УССР. В 30-е годы больше половины населения трехсоттысячного Львова составляли поляки, на втором месте (30 процентов) по численности были евреи. И лишь около 15 процентов — украинцы, часть из которых, правда, называла себя “русинами”. Это данные за 1931 год, приведенные 27 января 1938 года во Львове на заседании статистической комиссии “Наукового Товариства iм. Шевченка” в докладе доктора Владимира Огоновского. Социальное положение львовских украинцев докладчик охарактеризовал так: “Следовательно, украинцы во Львове — это в основном молодой, свободный, наплывающий, не очень грамотный, преимущественно рабочий элемент. На 30.000 всех украинцев и украинок, которые зарабатывают во Львове, есть 9700 слуг, 2000 сторожей, 1400 неквалифицированных рабочих и 9000 квалифицированных рабочих и ремесленников. Кроме домашней прислуги, украинцы нигде не имеют относительно большого числа, а что касается 11% в торговле, то там на 4000 украинцев — половина сторожа... Об интеллигентных профессиях и говорить нечего. Еще в промышленности украинские рабочие и ремесленники играют некоторую роль, но как наемная сила”.

Что же сделали “оккупанты”? Как известно, в школах Польши преподавание на украинском языке не разрешалось. А вот после вхождения в состав УССР количество украинских школ во Львовской области к началу учебного 1940-1941 года превысило тысячу. “Кляті совіти” менее чем за два года покончили в регионе с безработицей, построили больницы и предприятия. Более того, сразу после войны во Львов из РСФСР начинают переводить мощнейшие производства. К началу 80-х во Львове насчитывалось 137 крупных предприятий, среди которых такие известные, как “ЛАЗ, “Лорта”, “Электрон”.

Содержание советское, форма украинская

ВОЗВРАЩАЯСЬ к 17 сентября 1939 года, хотелось бы напомнить псевдореконструкторам, что население Львова, по крайней мере, его украинская часть, тепло встречало Красную Армию. Говорят, что потом начались репрессии, людей стали насильно загонять в колхозы и так далее. Было всякое. Но вот какую оценку дает тем событиям современный львовский историк Василь Расевич: “Это действительно была украинизация, ведь советским властям важно было показать, что повод для введения войск в Польшу был именно такой — освобождение украинцев. И власть должна быть советской по содержанию, но украинской по форме. Можно найти много разных свидетельств, когда расстреливали или калечили в тюрьмах местных украинцев, но фамилии офицеров НКВД часто заканчивались на -енко, то есть это тоже были украинцы, только восточные”.

И еще одна цитата. Известный в советские времена историк КПСС Станислав Кульчицкий в независимой Украине стал не менее известным антисоветчиком. Но даже он был вынужден признать: “Несмотря на сталинские репрессии, сентябрь 1939 года остается одной из наиболее выдающихся дат отечественной истории. Однако к этой дате следует относиться по-философски, без замусоленных штампов и административного экстаза”.