№ 177 от 05 октября 2010 г.

Хлеб для вашего здоровья

«У нее талант хлебопека, – говорят жители Переяслава-Хмельницкого о Татьяне Дьяченко, работающей в пекарне центральной районной больницы. – Если бы ее выпечку пустили в продажу, очереди выстраивались бы с рассвета».

Выпечка на славу

ТАТЬЯНА Дьяченко, невысокая круглолицая блондинка во владении магическими приемами не замечена, но то, что она делает, иначе, как колдовством, не назовешь. Да она и сама относится к своему делу как к священнодействию.

...Облачившись в белый халат, Татьяна Григорьевна еще раз протирает большой деревянный чан, засыпает в него муку и начинает добавлять в нее все необходимые компоненты. Наконец чан закрывается: тесту полагается перебродить. Конечно, тут есть свои особенности, которые она учитывает в работе. Надо довести тесто до такого состояния, когда оно начинает «дышать», поднимаясь под крышку чана. Прозеваешь – может «переползти за борт». Но этого допустить нельзя, вот Татьяна Григорьевна и смотрит за тестом, словно мать за уснувшим ребенком. И эти минуты ожидания кажутся ей поистине каким-то таинством...

Но вот тесто готово, им наполняются специальные металлические формы – в каждую по 600 граммов замеса. Теперь пекарь не сводит с них глаз, чтобы в определенный момент отправить в печь. Наступает еще один ответственный момент. О нем мать Татьяны Григорьевны, известный в районе пекарь, говорила так: надо дать буханкам время для созревания, не вынуть раньше и не передержать, периодически открывая задвижку, чтобы впустить воздух, не позволяющий тесту разбухать и сохраняющий внутреннюю плотность выпечки. Дочь следует этому совету…

К полудню Дьяченко отключает печь и вынимает формы с хлебом. Румяные паляницы наполняют пространство душистым запахом. Татьяна Григорьевна довольна: выпечка у нее, как всегда, удалась на славу.

Патриот коллектива

В ПОМЕЩЕНИЕ больничной пекарни, кроме Татьяны Григорьевны, посторонним вход запрещен. Нет исключения и главному врачу. Поэтому Владимир Григорьевич Якименко, выждав, пока пекарь достанет из печи хлеб, постучал в дверь, попросив выйти в коридор.

– Вот, радуйся, – загадочным тоном сказал главврач, протягивая конверт.

– Что это?

– Послание перекупщика, – с нескрываемым укором ответил Владимир Григорьевич. – Мой коллега из соседнего района пишет, что во время конкурса пекарей ты обещала подумать над его предложением перейти к нему на работу. Просит меня отпустить. Тебе решать…

– Никому я ничего не обещала, – смутившись, возразила Дьяченко.

Да, в ту августовскую субботу, когда на базе их больницы проходил областной конкурс пекарей малых предприятий и при подведении итогов ей вручили диплом победительницы с денежной премией, поздравить ее подошел респектабельный мужчина. Он засыпал Татьяну Григорьевну вопросами. Его интересовало, как она выпекает такой вкусный хлеб. Сколько и каких добавляет специй? Долго ли выдерживает тесто перед распределением в формы? До какой температуры нагревается печь? Потом спросил, сколько ей платят, и, услышав ответ, предложил сумму вдвое больше плюс дополнительно ежеквартальный «конверт». При необходимости обещал выделить транспорт для доставки ее на работу и домой.

Стараясь перевести разговор в шутку, Дьяченко ответила, что к этому городу и коллективу она корнями приросла, что вряд ли ее отпустят сын и дочь. «Бросьте этот ложный патриотизм, – иронически заметил собеседник и добавил: – Подумайте. А я о себе напомню…» Вот и напомнил.

– Заберите письмо, – отмахнулась Татьяна Григорьевна. – Это несерьезно.

«Горжусь тобою, мамочка»

– ТЫ У НАС настоящая героиня! – радостно звенел голос Наташи, развернувшей вечером свежий номер районной газеты. – О тебе написали.

– Складно, – заметила Татьяна Григорьевна, пробежав глазами статью. – Это наш главный привел ко мне журналистку. Представил меня как лучшего пекаря области.

– А ты ей сказала, что соль, дрожжи и другие приправы добавляешь в тесто на глаз, но всегда безошибочно, и что первая профессия у тебя – бухгалтер? – допытывалась дочь.

– Да, разоткровенничалась, многое ей рассказала. Например, как я, комсорг профтехучилища, вместе с другими активистами преследовала браконьеров, глушивших взрывчаткой рыбу на реке Трубеж, как вместе с милицией мы спасали бездомных малышей, отправляя их в детский приют. Упоминала и о том, как мне пришлось с тобой и Сашком, когда вы были еще маленькие, уйти от мужа. Но кому это интересно? Об этом писать-то и не надо было.

– Не переживай, – успокаивала дочь. – Зато здесь хорошо сказано: твой хлеб наравне с медпрепаратами помогает больным выздоравливать. И это правда. Я горжусь тобою, мамочка.

Такие же слова Татьяна Григорьевна услышала и от сына, вернувшегося из школы.

Киевская область.