№ 171 от 25 сентября 2010 г.

Одинокая пенсионерка ищет...

Житейские истории

Завалы разгребать полезно

ЛЮБОВЬ Ивановна вышла на пенсию. На работе корректно попросили уйти, дать дорогу молодым, и она ушла.

В первый же день, оставшись дома, принялась драить квартиру, наводить блеск и красоту. Потом взялась за гардероб, отсортировывая вещи на носимые и совсем не одеваемые. В конце недели добралась до кладовки. Вытаскивая из нее все и выбрасывая ненужные, давно забытые вещи, наткнулась на свой детский альбом. А его-то куда? Замявшись, Любовь Ивановна никак не решалась выкинуть его, хотя надобности, конечно же, в нем никакой не было. И все же отложила в сторону: как-никак память.

А вечером, когда ее кладовка радовала глаз чистотой и порядком, она вновь наткнулась на альбом и раскрыла наугад. Со страницы на нее смотрела красавица актриса Любовь Орлова. А снизу детским почерком было выведено “Это мой кумир. Я тоже буду актрисой, как она”.

...Актрисой Любовь Ивановна не стала. И даже не пыталась, хотя в школьном драмкружке слыла “актрисой первой величины”. После школы она вместе с подружками поступила в техникум, работала нормировщицей на Киевском авиазаводе имени Антонова. Потом замужество, рождение детей. Участвовала в заводской самодеятельности, вела праздничные концерты — вот и все ее актерство.

Как же давно все это было. Дети выросли и разъехались. Мужа после долгой болезни она похоронила. Одна...

Любовь Ивановна листала альбом, всматривалась в открытки. И так окунулась в те свои мечты, что даже ночью ей приснилось, что снимается в кино. Но не тогдашняя, юная, а нынешняя — одинокая пенсионерка.

Наутро женщина привела себя в порядок и отправилась... на киностудию имени Довженко. “Одинокая пенсионерка с юмором ищет работу актрисы”, — написала в заявлении Любовь Ивановна. Там к ее приходу и заявлению отнеслись внимательно. На смех не подняли. За дверь не вытолкали. А сфотографировали и попросили заполнить анкету. И еще дали телефоны телекомпаний, которые снимают сериалы. И посоветовали не ждать звонка с приглашением на кастинг, а почаще бывать в студиях, так сказать, на подхвате.

Думаю, справитесь


ЛЮБОВЬ Ивановна так и сделала. Теперь каждое утро она отправлялась в студии, где снимались фильмы, как на работу. И уже через несколько дней ее позвали в массовку. Потом еще и еще. А затем предложили почти что роль: главные герои спорили между собой, а она должна была, проходя мимо, остановиться и покачать головой. По сценарию главные герои должны были прогнать ее не в меру любопытный персонаж, а она, еще раз покачав головой, уйти.

Несколько дублей одних и тех же действий. Потом вдруг словно включение в эту иллюзию: Любовь Ивановна смотрела на пару, смотрела и вмешалась: “Что же вы, дети, делаете? Так и любовь разрушить недолго!” Те онемели от такого изменения в сценарии. Посмотрели друг на друга и начали смеяться. Любовь Ивановна, понятно, получила нагоняй. Режиссер кричал, что пленку будет оплачивать она, что видеть ее больше не хочет. Но потом, просматривая дубли, выбрал именно этот.

Любовь Ивановна, как и было сказано, не показывалась в студии. А через день ей позвонили и пригласили прийти. Режиссер был сердит и грозен, потому сказанное им не сразу дошло до сознания женщины.

— Я вот тут подумал. Вы будете на протяжении фильма появляться время от времени. Незнакомая героям женщина, встреча с которой будет круто менять их жизнь. Добрая волшебница. Всего пара фраз в кадре. Думаю, справитесь.

Главная роль

...СТОЙ поры прошло три года. За это время Любовь Ивановна снялась в 64 фильмах: в массовках, ролях без слов, в эпизодических ролях. Но главной считает одну.

Однажды ей выпала роль немой домработницы, а точнее, домохранительницы — незаметной женщины, в тепле заботы которой отогреваются черствые сердца главных героев. По сценарию в нее не на шутку влюбляется начальник охраны дома — седой боевой офицер-вдовец. История их любви давалась в сценарии легким намеком: то полевые цветы влюбленный на кухне оставлял, то взглядом провожал. Но, странное дело, эта магия иллюзорных отношений привела к отношениям настоящим, совсем не киношным.

* * *

Пенсионерка. А надо ли ставить точку там, где вполне могут быть менее категоричные знаки препинания?