№ 146 от 17 августа 2010 г.

Владимир Федорец: «Таланты в Украине есть, но их некому искать»

За границей весьма популярен институт семейных врачей и психологов, который не может прижиться в Украине. Зато мы можем похвастаться уникальным “семейным тренером”. Владимир Федорец воспитал немало известных спортсменов. Среди них олимпийские чемпионы Ольга и Виктор Брызгины. Сейчас Владимир Андреевич является личным наставником их дочери Елизаветы, которая в этом сезоне демонстрирует великолепные результаты. О его юной подопечной и украинской легкой атлетике шла речь в беседе с корреспондентом “РГ”.

— ВЛАДИМИР Андреевич, какие качества Лиза взяла от родителей и что отличает ее?


— Я буду говорить языком физиологии. От папы она взяла лабильность (быстрота возникновения и исчезновения. — Авт.) нервных процессов. От мамы у нее высокая самоотдача, способность выдать на дорожке все, на что она готова. А свое — это необычайная целеустремленность, жажда к победе.


— Какие цели вы ставите перед собой на ближайшее время?


— Главное — сохранить Лизу. Я бы сезон уже закончил. Ведь она была самой молодой из всех финалисток на двухсотметровке — ей всего 20 лет. У нее еще не полностью сформировались нервная система, внутренние органы, мышечно-связочный аппарат. И потому моя основная задача — поберечь ее. Но придется выступить в начале сентября за сборную Европы на Континентальном кубке в Сплите. Результаты не хочу прогнозировать. У нас было двапика формы: июнь — командный чемпионат Европы в Бергене и конец июля — чемпионат Европы в Барселоне. И, учитывая Лизину молодость и физические качества, трудно держать высокую спортивную форму так долго. Конечно, мы попытаемся все сделать, что от нас зависит, но ничего прогнозировать не будем.


Что касается следующего года, то мы знаем: она будет еще развиваться и полностью сформируется к 25-26 годам. Это с точки зрения физиологии.
С точки зрения методологии, мы пока не выходили на те объемы, на которые выходили ее родители. У Лизы еще большой резерв в работе. Думаю, это нам поможет добиться более высоких результатов.


— Но мировой рекорд Флоренс Гриффит-Джойнер держите под прицелом?


— Не будем сейчас загадывать. У Гриффит очень высокие результаты — на 100 метров — 10,49 секунды, на 200 метров — 21,34 секунды. Правда, как они сделаны, неизвестно. Мы пока будем двигаться шаг за шагом, ступенька за ступенькой. Запрыгнуть сразу на какую-то высокую гору не сможем.


— Почему, взявшись тренировать Лизу, вы нацелили ее на короткий спринт, а не на 400 м, которые бежала Ольга?


— Исходя из сугубо анатомо-физиологических возможностей. У нее не та подвижность стопы, как у матери. Зато острая высокая стопа, лабильность, моторика, темп, как у отца. Лизе легче бежать короткий спринт, чем длинный. Кстати, по той же причине — из-за отсутствия необходимой подвижности голеностопа — она не специализируется в барьерном беге или прыжках в длину. Хотя мы пробовали ее в этих дисциплинах.


— Владимир Андреевич, вы ведь воспитали не только чету Брызгиных, но и немало других известных спортсменов. Рекорды некоторых до сих пор не побиты.


— Действительно, рекорд СССР Виктора Брызгина на стометровке — 10,03 секунды — до сих пор не превзойден спринтерами из стран бывшего СССР. Он же является и рекордом Мемориала братьев Знаменских. То же самое можно сказать и о рекорде Советского Союза, и Украины в тройном прыжке — 17,90 метра. Его установил в 1990 году Владимир Иноземцев, который приехал ко мне заниматься из Красного Луча, когда я работал в Луганске.


Было еще немало сильных легкоатлетов из Кадиевки, Северодонецка. Луганская область хорошо “подпитывала” сборную Союза. Да и Донецкая тоже.
— Кто из нынешних атлетов мог бы хотя бы повторить те достижения? Ведь не оскудела же Украина талантами.


— Пока не вижу. Таланты, может, родились и где-то бродят. Но у нас уничтожена система детских спортивных школ. Особенно в сельской местности, в маленьких городах, где был налажен поиск одаренных ребят. А сейчас с этой перестройкой убита система. Таланты, конечно, есть, но некому их искать. И негде тренироваться. Загублено то, что было. К примеру, в Киеве тренер не может зайти в школу проводить тренировки, потому что там играют в футбол или другие игры те, кто платит директору школы.


А ведь раньше за счастье считали, если тренер будет приходить в школу и проводить с учениками тренировки по легкой атлетике, волейболу, баскетболу. Это отвлекало детей от улицы, развивало их физически. Они не шли от безделья курить, пить, болтаться где-то, а находили достойное применение своему свободному времени. Энергия шла в нужное русло.