№ 145 от 14 августа 2010 г.

Чужой, но родной

Житейская история «Чужая тайна» о сломанной судьбе девушки, узнавшей о том, что она приемная дочь, многих читателей не оставила равнодушными. Вы задавались вопросами: должен ли знать ребенок о том, что он не родной или нет, и как уберечь взятого в семью младенца от психологической травмы в подростковом возрасте, когда тайное становится явным? А поскольку мудрость – это прежде всего опыт, давайте к нему и обратимся. И поможет нам читательница из Донецка Тамара Петровна Алексеева, педагог с 40-летним стажем.


Раздвоение психики


ТАМАРА Петровна как классный руководитель знала о детях все. Даже то, что сами они не знали. Например, что девочка Таня – удочеренный в младенчестве ребенок. Воспитывалась она в благополучной, обеспеченной семье. Всегда веселая, жизнерадостная, находчивая, Таня любила пошалить, понимала шутку, была смешливой и не обидчивой. Но в конце 6-го класса все переменилось. Таня подошла к классной руководительнице мрачнее тучи, в глазах слезы.


– Это не мои родители! Не мои! Я точно знаю, мне сказали! Я – приемная!


Она была потрясена открывшейся ей правдой. Девочку обступили одноклассники. А та села за парту и закрыла голову руками. Только хрупкие плечи вздрагивали от сдавленных рыданий. Подруги гладили ее по голове, пытаясь успокоить.


С тех пор Таня начала плохо учиться, грубить родителям, не хотела идти домой. Она писала письма любимой учительнице, изливая в них свой гнев на родителей. И тогда Тамара Петровна попыталась воззвать к разуму любимой ученицы.


– Девочка моя, да таких родителей, как у тебя, днем с огнем не сыщешь! Приемные или нет, они любят тебя! И если они приемные, ты должна быть благодарна им за то, что забрали тебя из детского дома, за то, что у тебя есть семья.


– Они, правда, хорошие! – улыбнулась Таня. – И вообще, я не права! И все это про удочерение – неправда. Это мои родители! Вы же сами видите, как я похожа на маму, даже родинки у нас в одних местах!


Тамара Петровна замешкалась. Хорошо это или плохо, что девочка отказывается верить в то, что она – приемная дочь? А Таня вновь кардинально переменила поведение, с родителями снова стала доброй и, как прежде, ласковой. Правда, успехи в школе так и не вернулись. И дело было даже не в том, что Таня отстала. Отставание всегда можно наверстать. Причина была глубже: внешне спокойная, она продолжала мучиться, убеждая себя в том, что должна вести себя правильно, но в глубине души не верила родителям. Днем все было нормально, но ночью сомнения брали верх. Таня практически не спала, плакала и рисовала в воображении картину встречи с утерянными родителями в духе индийских фильмов.


Приемные же родители, напуганные нервным срывом Тани, решили и дальше сохранять тайну удочерения, чтобы не травмировать дочь. Продолжение этой истории Тамара Петровна не знает. Выпустив класс, потеряла девочку и ее приемных родителей из виду. Она и сейчас не знает однозначного ответа на вопрос, должны ли дети знать тайну их усыновления. Что для них лучше – правда или неведение?


Дети разные


ГОВОРЯТ, если мы неправильно разрешили ту или иную ситуацию в своей жизни, то она непременно так или иначе повторится еще раз. Вот и Тамара Петровна столкнулась с подобной историей, когда ехала поездом с учениками на экскурсию. Когда ребята уснули, словоохотливая проводница рассказала о своей жизни. У них с мужем не было детей. И они усыновили мальчика. Рос он послушным, добрым, хорошо учился, посещал кружки. И вдруг в 9 классе его как подменили: стал дерзить, школу пропускал. У Тамары Петровны тут же екнуло сердце:


– Кто-то рассказал ему об усыновлении?


– Нет, никто рассказать не мог, – ответила проводница. – Мы, усыновив Сашку, уехали в другой город. Перестали общаться с прежними друзьями. Даже родственники не знали, что Саша нам не родной. Жили они далеко, сообщили им о рождении ребеночка – и все.


– Думаете, гены?


– Гены?.. Да у него нормальные были гены, нормальные родители. Они не бросали мальчика – погибли в автокатастрофе.


– Тогда в чем дело?


– Видимых причин не было. Сомнительные друзья не появились. Влюблен не был. Мы решили, что дело в трудном возрасте, что надо просто перетерпеть. А однажды, возвратившись из очередного рейса, я увидела на столе документы об усыновлении. Саша сидел здесь же. Я молча собрала эти документы и положила их на место. Ни вопросов от сына, ни моих объяснений не последовало. Мы просто «перемолчали» проблему. Но именно с того дня в семье снова воцарились спокойствие, доверие, дружба и любовь.


– А ведь ребенку и вправду не нужны слова для того, чтобы понять свое место в родительском сердце. Видно, ваш Сашка большую работу проделал в душе и справился. Думаю, это ваша заслуга.


Не тайна


А ПРОВОДНИЦА рассказала еще одну историю. Однажды в вагон зашла семья – родители и девочка лет пяти. Веселая, жизнерадостная, общительная. Она быстро познакомилась с пассажирами по купе, рассказала подробно, как мама нашла ее в корзине на вокзале. Пассажиры улыбались словам фантазерки. Но мама подтвердила рассказ ребенка.


Действительно, она была в отпуске и собиралась уезжать на отдых. В ожидании поезда вышла на перрон и услышала чей-то писк. Вспомнив об остатках бутерброда в сумочке, оглянулась в поисках котенка. У стены вокзала стояла большая корзина, накрытая платком. Осторожно приподняла его и испуганно ойкнула. Из корзины ей улыбалась черноглазая девчушка...


Женщина решила подождать мать малышки. Она пропустила свой поезд, когда до нее наконец дошло, что никто не придет. Жалость захлестнула сердце. Почему одни не могут родить ребенка, а другие от него избавляются?


Она взяла корзину и отнесла домой. А мужу, который ждал ее на юге, отбила странную телеграмму: «Не приеду. Родила девочку». Надо ли говорить, что он примчался уже на следующий день?


Больших трудов им стоило удочерить ребенка. Помогла отказная записка, найденная в корзине. А когда малышка подросла и задала вопрос, откуда она взялась, мама рассказала, что нашла ее в корзине на вокзале.


– А Ксюшу мама нашла в капусте! – поделилась новостью девочка.


...Вопрос тайны усыновителей и усыновленных остается актуальным во все времена. Как же все-таки поступать приемным родителям? Уважаемые читатели, поделитесь своим опытом!