№ 135 от 30 июля 2010 г.

Проукраинская позиция «украинофоба»

Такое впечатление оставила беседа нашего корреспондента с директором Института стран СНГ, депутатом Госдумы РФ Константином Затулиным.

КАК НИ странно, но среди “оранжевых” политиков он считается украинофобом. При прежнем президенте его даже объявили персоной нон грата. При новой власти запрет на въезд в Украину с Затулина сняли. Встретились мы в Киеве во время “круглого стола”, в работе которого приняли участие организации российских соотечественников в Украине.

— Константин Федорович, а что за дефиниция такая “российский соотечественник”? Для этого нужно быть только русским по национальности?

— Этот вопрос не решается в рамках математической формулы. Есть, скажем, русские, живущие за рубежом, но отказывающиеся от всякого “соотечествования” с Россией. Но украинцы практически все, если они считают это для себя интересным и возможным, подпадают под понятие “соотечественник”. Украинцы — это тот народ, который исторически проживал на территории нынешней Российской Федерации.

— А теперь давайте поставим точку в вопросе о якобы украинофобии Затулина.

— Давайте, но тогда определимся, какие взгляды следует считать украинскими. Если я должен переоценить свою точку зрения на дивизию СС “Галичина” или поддержать героизацию Бандеры и Шухевича, то таких взглядов я исповедовать не буду. Как и для демонстрации своей проукраинскости не стану призывать ненавидеть Россию.

— Под этими словами подпишется большинство граждан Украины...

— Мне приписывалось очень многое из того, чего я никогда не делал и не говорил. Есть версия, раньше она повторялась как “Отче наш”, что в середине 90-х на заседании Госдумы я порвал государственный флаг Украины. Подобный эпизод действительно имел место. На одном из заседаний депутат Николай Лысенко порвал украинский флаг, за что тут же был наказан: на месяц его лишили права выступлений в Госдуме. Кстати, сразу после случившегося несколько депутатов Верховной Рады этот “подвиг” повторили, порвав российский флаг в украинском парламенте. Не знаю, понесли ли они какое-нибудь наказание, но Затулин находился в числе тех, кто наказывал Лысенко.

— А ваша позиция по Крыму и Севастополю?

— По моему убеждению, история с Крымом закладывает нечто несправедливое в российско-украинские отношения. Но я в ладах с реальностью и знаю, что Россия признала юрисдикцию Украины. Какие бы ни были у нас аргументы, с нашей стороны будет самоубийственно требовать возврата Крыма и Севастополя.

— Но почему тогда вы выступали против ратификации договора между Россией и Украиной?

— Отнюдь не по той причине, что верил в возможность возврата России полуострова. Думаю, что условия договора нужно было очертить гораздо более четко, а компромисс стоило искать вокруг других тем. Считаю, что Россия вправе была ставить вопрос об аренде всего Севастополя, а не каких-то причалов и отдельных объектов. Как это, например, происходит с городом Байконур, который расположен по соседству с известным полигоном.

Также полагаю, что в силу особой истории вхождения Крыма в состав Украины, было бы правильно, чтобы полуостров имел федеративный договор с Украиной. Но Конституция Украины предусматривает нечто странное. С одной стороны, зафиксировано, что Украина — унитарное государство, и официально в этом унитарном государстве существует автономная республика. И никто из выдающихся юристов не может этого объяснить.

— Вы активно отстаиваете предоставление государственного статуса русскому языку в Украине. Но ваши оппоненты парируют, что в России пять миллионов украинцев, а вот с их правами дело вроде обстоит не очень.


— Всякая проблема имеет свое измерение. Глупо отрицать, что в Украине идет широкая политическая дискуссия вокруг языкового вопроса. Но скажите, разве что-то подобное есть в России? Вы слышали что-нибудь о широких группах населения у нас, которые требуют повышения статуса украинского языка? В то же время в России, в отличие от Украины, кстати, в соответствии с законом о культурно-национальных автономиях, действует украинская культурно-национальная автономия, финансируемая из российского бюджета.

— А почему не открываются украинские школы?

— В местах компактного проживания украинцев — это Крайний Север, юг России — украинские школы есть. Подобное учебное заведение мы пытались открыть и в Москве. Правда, укомплектовать его так и не получилось. Ну не хотели украинцы в Москве по различным причинам отдавать своих детей в эту школу. Тем не менее я как всем известный “украинофоб” на фестивале “Великое русское слово” заявил, что в случае если Украина сделает русский язык государственным, в России могли бы рассмотреть ситуацию, при которой украинский тоже станет государственным. Между прочим, эта идея кажется не такой уж фантастичной и над ней стоит подумать.

— Вы были в числе активных и даже жестких критиков режима Ющенко. Но теперь, пусть в гораздо более мягкой форме, вы критикуете окружение Януковича. Почему?


— Вы верно подметили, что это совершенно разная критика. Пока Янукович не дал мне оснований ставить его на одну доску с прежним президентом. Виктор Ющенко — это реакционный романтик, националист и утопист. Виктор Янукович — человек другого склада, он иначе пришел к власти. Но чем я сегодня неудовлетворен? Даже не тем, что многие обещания не реализованы. Об этом говорить еще рано. Тревожит другое: нет дорожной карты по выполнению предвыборных обещаний. Учитывая тот стресс, которые пережили избиратели юго-востока Украины, когда они несколько раз, выходя голосовать, не получали желаемого, я бы рекомендовал такую дорожную карту начертить. Люди должны знать, что сегодня произойдет то-то и то-то. Если этого не произошло, то им должны объяснить, по какой причине и назвать другие сроки. Почему это не происходит, я пока объяснить не могу. Возможно, что-то удастся прояснить во время личной встречи с президентом Украины.