№ 131 от 24 июля 2010 г.

Осколки нацизма

Одна из самых малоизученных страниц истории Второй мировой войны — деятельность «Вервольфа» (партизанских формирований Третьего рейха). Уже после войны многие исследователи называли эту организацию выдумкой гитлеровской пропаганды.


Массового движения не получилось


НАДО сказать, в какой-то мере эти утверждения отвечают действительности. И хотя руководитель СС Гиммлер еще осенью 1944 года распорядился начать формирование партизанских отрядов СС, «Вервольф» (в переводе с немецкого «оборотень») так и не стал массовым движением. Тем не менее нацистское подполье существовало, и порой его удары становились достаточно ощутимыми. Правда, недостаточная изученность данной темы привела к тому, что накопилось немало вопросов и белых пятен, а литература о «вервольфах» практически отсутствует. Наверное, самое полное и чуть ли не единственное исследование, посвященное нацистскому подпольному движению, — книга Фрайгера Рута «Вервольф. Осколки коричневой империи», материалы из которой легли в основу нашего сегодняшнего материала. Остановимся хотя бы на некоторых вопросах, затронутых автором.
Партизанское движение не может быть успешным без поддержки гражданского населения — эту аксиому подтвердил опыт СССР и Югославии. Зверства нацистов обуславливали соответствующее к ним отношение со стороны мирных граждан. И здесь надо сказать, что в западной историографии еще в годы «холодной войны» получила распространение точка зрения, что советские войска, войдя на территорию, Германии действовали по отношению к мирному населению чуть ли не аналогично гитлеровцам. По этой логике на территориях, попавших под советский контроль, немецкое партизанское движение должно было получить широкое распространение. Но на практике все оказалось наоборот. На востоке Германии с «вервольфами» удалось справиться гораздо быстрее, чем на западе.


Главная ошибка союзников


ГЛАВНОЙ ошибкой западных союзников СССР стало то, что первоначально они действовали по принципу коллективной ответственности ВСЕГО немецкого народа за преступления нацистского режима, что противоречило положениям Гаагской конвенции. Порой доходило до абсурда. Например, военная полиция союзников разогнала 20 мая 1945 года в Кельне первую антифашистскую демонстрацию, организованную бывшими заключенными концлагерей.


Достаточно часто американцы во время боевых действий применяли практику расстрела заложников из числа мирных граждан. Например, в городе Штуппах местные жители подозревались в укрытии раненых немецких офицеров. Американское командование поставило ультиматум: или выдаются офицеры, или женщины и дети депортируются, а все мужское население будет расстреляно. А весной 1945 года Третья армия США получила приказ предавать огню все жилые дома, из которых велась стрельба. Подразделения Седьмой армии получили установку уничтожать артиллерийским огнем любые здания, где засели снайперы, независимо от наличия там мирных граждан.


Не меньшей жестокостью отличались французы, которые, скорее всего, таким образом мстили Германии за поражение 1940 года. Такая недальновидная политика только озлобляла немецкое население, что фактически играло на руку «вервольфам».


Советские принципы


РАЗУМЕЕТСЯ, советскую оккупационную политику в Германии трудно назвать гуманной и милосердной. Сразу же после занятия определенного населенного пункта в него вводились части НКВД, которые зачищали территорию. В то же время наблюдались существенные отличия от действий западных союзников. Ставка делалась не только на силовые методы, но и на поддержку местного населения. Предпринимались немалые усилия для того, чтобы в глазах немецкого населения выглядеть не оккупантами, а освободителями. Безусловно, здесь имелись определенные трудности. Красноармейцу, обозленному на немцев, трудно было смириться с мыслью, что теперь нужно освобождать тех, кто совсем недавно был его злейшим врагом. Все это приводило к тому, что в восточной зоне оккупации нередко случались эксцессы. «Но в отличие от западных зон оккупации, — пишет Фрайгер Рут, — они не носили планомерного характера, а были именно эксцессами, с которыми пыталось бороться командование Красной Армии».
Кстати, Советская военная администрация Германии гораздо раньше союзников начала налаживать сотрудничество с местными антифашистами, передавая им власть на местах. Эта, пусть не всегда последовательная, но все же гибкая политика и привела к тому, что в восточной части Германии деятельность подпольных нацистских формирований очень быстро сошла на нет.