№ 127 от 20 июля 2010 г.

Хозяйка каменного сада

Творцы красоты

Недавно появилось сообщение о том, что на главном стадионе Донецка «Донбасс-Арена» открыт японский сад камней. Перед тем как направиться туда, прочитал все, что мог, об этом самом японском саде. Даже заважничал немного: ну все ли знают, что такое карасэнсуи, концепция дзен-буддизма, буддийская триада?..

КОГДА ЖЕ пришел к «Донбасс-Арене» и увидел сад, ничего подобного не обнаружил. Настоящая донецкая степь: чабрец цветет, полынный аромат, глыбы валунов, словно в нашем заповеднике « Каменные могилы». Агроном ЗАО «Люкс» Вера Шулепова, которая работает вместе с агрономической службой стадиона, удивленно вскинула бровь: «Ну что вы, конечно, не классический японский сад. Присмотритесь: наша степь, донецкий кряж с выходами на поверхность камней, ковыль цветет, а на двух тысячах квадратных метров этого уголка стадионного парка высажено восемь тысяч растений».

У агронома загорелое лицо. Загар не отпускной, не морской. Просто человек целый день на солнце. У нее удобная одежда, шероховатые ладони, с землей ведь работает. Но главное — взгляд. Это тоже профессиональное: агроном не пройдет мимо дерева, куста или цветка, чтобы не оценить их, не отметить, как чувствуют они себя в эту-то жару. Вот такая Вера Шулепова.

Родилась и выросла она «на асфальте» — в поселке Донском Волновахского района, жила в многоэтажке, агрономов в роду у нее не было. Папа — шофер, мама — строитель, а Вера решила поступать в Великоанадольский лесной техникум. Учебу продолжила в Луганском сельскохозяйственном институте. Теперь она агроном, и специализация у нее достаточно редкая. Вера — знаток декоративных растений и деревьев, официально — специалист садово-паркового хозяйства. Ее без проблем и, что называется, с распростертыми объятиями приняли в солидную компанию «Люкс», по достоинству оценили и в агрономической службе «Донбасс-Арены».

Создавая сад камней в парке у стадиона, Вера общалась с Габриеэлой Зеелеманн, автором проекта этого самого сада. В немецкой проектной фирме «Фагус» парк творили с выдумкой, но ни о каком японском прототипе его, наверное, и не думали. В Донбасс со своими камнями — это как в Тулу со своим самоваром. Камни, валуны, глыбы искали по всем карьерам региона. Всего их собрали больше 120 тонн, один другого краше, от полуметра до полутора метров в объеме. А камни посреди донецкой степи — это как прекрасный перстень в золотой оправе.

— В этой самой оправе как раз и преобладают растения, характерные для степи: овсянница, герань, мискантус, полынь..., — рассказывает Вера. — Они и жару хорошо переносят, и в холода держатся, и полива особого не требуют. А между камнями — березы Максимовича и Эрмани, акации, шелковица, махровые вишни и еще сосна крученая... И все это из Германии, разве что чабрец из-под Киева. Там будущих новоселов специально готовили к местожительству в каменном саду. Но подготовка подготовкой, а акклиматизация и адаптация идут своим чередом. Вот почему Вере часто приходится выступать в роли этакого Айболита, и не только в каменном саду. На ней ведь еще и парк стадиона в 9,6 гектара.

— Иду недавно по парку, — рассказывает Вера, — смотрю: дуб листья опустил, приуныл. У нас ему жарко. Пришлось подлечить. Сегодня он уже молодцом выглядит.

Но вернемся в каменный сад. В Японии он словно корсетом стиснут строгими правилами, системой, он, как белый стих, а у него свои правила. Сад Габриэллы и Веры — полет фантазии. Тут березка между камнями, тут мхи подрастут, тут — ковыль, а здесь — русло пересохшего ручья. Теперь Вера — хозяйка этого сказочного уголка, принцесса в нем, а принцессе положены по штату 33 богатыря.

— Всего 22, — поправляет Вера. — Это садовники.

Июль, жара, потому у агрономической службы стадиона много работы. «Донбасс-Арену» называют бриллиантом, значит, под стать ему должна быть и оправа.